Взятки, ВИЧ и «дорогие белые»: как россиянин строит бизнес в Африке

Источник: forbes.ru

35-летний мурманчанин Михаил Ляпин, сын капитана дальнего плавания и домохозяйки, не думал, что свяжет жизнь с Африкой. По образованию он селекционер-генетик. «Мне казалось, что селекция животных — что-то такое романтическое, еще чуть-чуть — и прямая дорога к овечке Долли, клонированию органов или даже людей целиком», — вспоминает предприниматель. По специальности он поработал только во время студенческой практики — учился разводить рыбу, осеменять коров, принимать у них роды: «Никакой романтики и зарплаты маленькие».

Куда больше, чем сельское хозяйство, его интересовал бизнес. За возможностями Ляпин отправился в Москву, где в 2000-х занимался продажами и развитием сервисов в IBS, «Софтлайне», «Ростелекоме» и «Мегафоне». Зарплата в столице достигла $3500 в месяц. В 2015 году его переманили в управленцы финансового стартапа по оценке кредитных рисков «Аксиоматика». Ляпин погрузился в тему финансов и в том же году вместе с земляками Александром Титовским и Агатой Касьяновой — супругами, которые владели коллекторским агентством «Илма», — задумался о запуске собственного дела и выходе за рубеж. Российский рынок был уже пресыщен: реестр МФО в 2015 году включал в себя более 3500 организаций.

Так появилась компания MoneyRock — онлайн-сервис, который выдает кредиты жителям развивающихся стран без походов в офис. Первой страной, в которую вышел стартап, стала Камбоджа, но там бизнес не взлетел. В 2016-м Титовский и Касьянова отправились в Латинскую Америку, где открыли «дочку» MoneyRock — PrestaLatino. Ляпин остался курировать бизнес из Москвы, но год спустя уехал в Африку, чтобы запустить еще одну дочернюю компанию — AfrikaLoan.

За два года африканская часть MoneyRock привлекла 650 000 пользователей, выдала 90 000 займов на общую сумму около $1,4 млн и вышла в операционный плюс. Как россиянину удалось с нуля построить бизнес в Африке и какие грабли ждут предпринимателей, которые рискнут пойти по его стопам? Об этом он сам рассказал Forbes.

Доверять только себе

— Первую версию сервиса для выдачи микрокредитов онлайн мы разработали в 2015 году. Выходить за рубеж решили со страны, которая похожа на Россию 10-15-летней давности. Выбрали Камбоджу.

Сами мы срываться в Камбоджу были не готовы. Спас наш знакомый-авантюрист, который оказался готов поехать на разведку и стать представителем компании на месте. Мы с Сашей и Агатой, конечно же, согласились. В обязанности этого парня входили организация колл-центра, а деньги, привлечение клиентов, экспертиза и техническая составляющая были ответственностью основателей, которые малодушно остались в России.

Разработка и усовершенствование сайта, организация офиса обходилась нам в $20 000-30 000 в месяц — вкладывали мои партнеры из своего кармана. Через полгода мы выяснили, что энтузиазм знакомого, которому мы, между прочим, платили около $2000-3000, был не совсем искренним: он нанимал на руководящие должности друзей и родственников и параллельно работал на другую кредитную организацию. Пришлось с ним расстаться. Какое-то время он еще продолжал заниматься кредитами, сейчас вроде бы переключился на блокчейн-технологии и даже поднял какие-то миллионы на ICO.

Вывод из этой истории один — учредитель должен сам ехать в страну, чтобы понимать контекст. Хотя бы несколько месяцев, но в новом регионе провести нужно. В противном случае очень высоки риски потерять все вложенное.

Искать своих

Через полгода работы в Камбодже, после истории с горе-знакомым, мы достигли плато по заявкам и поняли, что расти там некуда. Зато увидели, какие отличительные особенности должны быть у стран, в которых мы с большей вероятностью станем успешны: высокое проникновение мобильного интернета и ограничение на процентную ставку (в Кении и Нигерии ее нет, отдавай хоть под 100% в день), требование ЦБ к уставному капиталу. Для других видов бизнеса стоит обратить внимание на лицензирование вида деятельности, сертификацию и требования к офисам и магазинам.

Свернули бизнес в Азии и решили переключиться на другие регионы. Саша и Агата отправились в Латинскую Америку — в Панаму, потом в Мексику. Я еще год просидел в Москве, а потом вместе с женой поехал в Африку, открывать еще одно зарубежное направление MoneyRock. Чтобы провернуть эту авантюру, мы продали двухкомнатную квартиру в Москве. Довольно жертвенно и очень по-русски.

Почему Африка? В остальных регионах на кредитном рынке большая конкуренция и высокий порог входа. В Африке же условия куда благоприятнее: почти 90-процентное проникновение интернета, развит 4G, у большинства городских жителей есть смартфоны. Население перетекает из деревень в города. Люди бедные, но под воздействием массовой культуры и телевидения хотят потреблять, а хороших сервисов мало.

Чтобы уехать в Африку, мы продали двухкомнатную квартиру в Москве. Довольно жертвенно и очень по-русски

Юг Африки достаточно развит, там уже появляются ощутимые требования к бизнесу. Регистрацию юрлица «в серую» за $1000 уже не сделаешь. В ЮАР большое количество белых юристов, а белый человек в Африке, по моим наблюдениям, всегда стоит дороже. Это как в России в нулевых — экспаты зарабатывали огромные деньги. На севере Африки же мусульманские страны, законы и отношение к займам в которых очень строги, расти там крайне сложно.

Остается Западная Африка, но там, за исключением Камеруна, Нигерии и Ганы, маленькие страны с небольшой численностью населения. Да и белых людей часто похищают, что тоже не способствует развитию здоровой конкуренции. Поэтому выбор пал на Восточную Африку. Оказывается, 75-80% венчурных инвестиций в Африке — это деньги, которые идут на бизнес в Кении и Нигерии. Это две страны континента, в которых лучше всего начинать стартапы. К тому же там говорят по-английски. Жить намного безопаснее в Кении, чем в Нигерии, поэтому выбор пал на нее.

Таким же экстремальным предпринимателям я советую не полениться и найти в выбранной стране русских людей — через поиск по городам и странам «ВКонтакте». Опросить их, задать вопросы, важные для бизнеса. На следующем этапе глубже изучить международные исследования: например, раздел Middle East and Africa на сайте McKinsey. Проанализировать ВВП, проникновение интернета и соцсетей — это поможет понять, есть ли перспективы у бизнеса. В случае с венчурными проектами посмотреть местные стартапы на Crunchbase и сравнить их оценки с оценками известных вам игроков рынка в других странах.

Затем пообщаться с местной отраслевой ассоциацией. Почти любой африканец согласится помочь словом или делом за $500-1000. Ну и перед тем, как окончательно решиться на переезд, стоит отправиться на разведку хотя бы на 1-2 недели и потратить их не на сафари, а постараться понять, сможете ли вы и ваши люди жить тут следующие несколько лет.

Приспособиться к колориту

В 2017 году я был не таким умным и обошелся без тестового периода. В марте мы с женой переехали в Найроби, столицу Кении. В эту же ночь на нашей улице застрелили человека. Он шел в три часа ночи с рюкзаком и не захотел его отдавать, когда на него наставили пистолет. В первое время я боялся выходить на улицу позже 8 вечера, но со временем свыкся, и ночные прогулки перестали меня пугать.

Остаются проблемы с ВИЧ и СПИД. Но они решаются очень просто — надо контролировать либидо

Обеспечить законное пребывание в стране несложно. Туристическая виза дается на три месяца, но ее можно продлить еще на три месяца, потом выехать из страны и повторять этот же трюк много раз. Через год-два местные власти могут обратить на это внимание. Есть и долгосрочные варианты — например, бизнес-виза, которая дает право в течение двух лет жить и работать в Кении. Нам с женой она обошлась в $5000.

На жизнь вдвоем мы тратим около $3000-4000 — в 1,5 раза больше, чем в Москве. Все дело в безопасности — аренда дома в благополучном районе с охраной, поездки на авто, а не на общественном транспорте, приличная еда и прочие услуги, да еще и белому человеку обходятся дорого: с наценкой в $1000-1500 в месяц.

На здоровье никаких особых затрат, вопреки стереотипу, нет. Специальных прививок я не делал — достаточно тех, что были сделаны в юности. Обновил вакцины от гепатита, дифтерии и желтой лихорадки, чтобы посещать соседнюю Танзанию, где бывают вспышки этой болезни. Найроби находится в горной местности, поэтому малярийные комары до нас не долетают. Остаются какие-то проблемы типа ВИЧ, СПИД. Они решаются, на мой взгляд, очень просто — надо контролировать либидо.

Найти лазейки

В зависимости от страны, законодательства, бизнес-модели и уровня подготовленности предпринимателя регистрация юрлица в Африке может занять от двух недель до года.

Чтобы упростить процесс, советую воспользоваться проверенным трюком. Разместить вакансию юриста на сайтах для поиска работы вроде Ngcareers или BrighterMonday. Предложить кандидатам бесплатно выполнить тестовое задание — проанализировать рынок, предложить способ регистрации юрлица. Несколько работ окажутся толковыми — их авторов можно расспросить подробнее или даже попросить помощи в сделке. А заплатить только одному — частному юристу, который согласится выполнить работу за $200-1000 вместо $10 000, которое попросит профильное юридическое агентство. Кстати, первый юрист, которого я тут встретил, предложил регистрацию за $150 000.

Всего на регистрацию компании AfrikaLoan и юридические проволочки мы потратили $800 и полгода, потому что многого не знали. Сейчас все бюрократические процедуры обошлись бы в $250 и два месяца. Необходимые бумаги были готовы к августу 2017 года, тогда же запустили тестовые выдачи кредита. В полную силу компания заработала в начале 2018 года.

Не переплачивать за белых

Самая крупная местная платежная система M-Pesa (занимает 90% рынка) привязана к сим-карте, поэтому смартфон для кенийцев — привычное платежное средство. Мы поняли, что наши клиенты — пользователи смартфонов, и стали активно развивать мобильное приложение.

В основе AfrikaLoan лежит программный кредитный конвейер, который проводит учет клиентов, автоматизирует принятие кредитных решений и взыскание задолженности, а также мобильное приложение, разработкой которого занимаются 12 штатных программистов из России, Украины и Белоруссии. На техническую поддержку и развитие сервиса мы тратим около $20 000 в месяц.

Русский человек из-за 5% разницы в зарплате попы не поднимает, а тут это причина уйти с работы одним днем

Айтишников советую использовать из стран СНГ, но удаленно. Белый человек в Кении стоит в несколько раз дороже: в России руководитель колл-центра получает 100 000 рублей. А перевезя его сюда, ты должен будешь дать ему зарплату $5000-10 000 плюс проценты и бонусы. Но периодически привозить маркетологов, продавцов, продуктовых менеджеров все же стоит, чтобы они понимали контекст.

К счастью, около 70% заявок в приложении обрабатываются автоматически системой поддержки принятия решений, которую мы прозвали Валерой. Но люди все же нужны — для напоминания о задолженностях.

Мы находим персонал через работные сайты, те же, с помощью которых ищем юристов. Проблем с этим нет: на вакансию оператора колл-центра откликаются по 700-800 человек в день. Это связано с высокой безработицей и большой кадровой мобильностью сотрудников. Русский человек из-за 5% разницы в зарплате попы не поднимает, тут 3-5% разницы — это для человека причина не выйти на работу завтра ради альтернативного оффера. Многие, особенно мужчины, не удерживаются на работе даже месяц. По статистике, из шести кандидатов к концу трехмесячного испытательного срока остаются только двое.

Мы тоже столкнулись с проблемой текучки и боремся с ней с помощью бонусов за достижение поставленных результатов. Пока что удается: в команде AfrikaLoan 24 человека, четверо из них — матери-одиночки за 30 — работают в компании неслыханные для Африки 1,5 года. Средняя зарплата в колл-центре — $160 в месяц, руководители при выполнении целевых показателей могут получать до $800. Общий ФОТ колл-центра — около $5000, почти 15% из них уходит на налоги.

Бить в колокол

Особенность управления африканскими сотрудниками в том, что им принципиально важен личный контакт. Есть график активности, но он не будет выполняться, если ты не общаешься с сотрудником или партнером каждый день. Чтобы работа не стояла на месте, каждому сотруднику приходится ежедневно напоминать о задачах — чем чаще, тем лучше.

До президента Кении всего одно-два рукопожатия. А устранить конкурента можно за символическую взятку в $400

Работникам-африканцам очень важен соревновательный эффект. Поэтому лучше назначать одно собеседование за другим, чтобы кандидаты видели потенциальных конкурентов. А результаты каждодневной работы отражать на досках или дашбордах, чтобы все видели, кто молодец, а кто не очень. Также работает мотивация в виде публичной похвалы, аплодисментов.

И киношные приемы, например удар в колокол, если в компании произошло что-то значимое. Метод был придуман Агатой Касьяновой и оказался мне близок — я же сын капитана дальнего плавания. В Кении было очень сложно найти такой колокол, однако я встретил индийца, который раньше владел кафе, где битье в колокол означало, что заказ клиента готов.

При этом сотрудники с руководством ведут себя скромно — боятся задавать вопросы, даже если чего-то не поняли. И они никогда не станут ничего писать в общем рабочем чате в WhatsApp, потому что считают, что это право для избранных.

Это люди часто необязательные, инфантильные. Необязательность проявляется в том, что ты мог договориться на какое-то время, а сделают это сильно позже. А инфантильность в том, что они всегда чего-то от тебя ждут, как дети от папы.

Использовать связи

Основные каналы привлечения клиентов — Google Ads, Facebook и сарафанное радио. На интернет-маркетинг мы тратим около $20 000 в месяц. Благодаря этому удалось привлечь 650 000 пользователей, за год сумма выдаваемых кредитов выросла вдвое, до $120 000 в месяц, что позволило стартапу в 2019 году выйти на операционную прибыль. Какие именно — пока секрет.

Драйвер быстрого роста и эффективности рекламы — невероятная общительность африканцев. Люди очень социальные, дружелюбные: каждый поддерживает связь минимум с 30-40 родственниками и бесчисленными друзьями. Поэтому для раскрутки продуктов и услуг хорошо будут работать сетевой маркетинг (MLM), промокоды на скидку другу и другие реферальные программы.

Африканцы очень дружелюбные: каждый поддерживает связь с 30-40 родственниками и бесчисленными друзьями

Дружелюбность африканцев может сыграть и злую шутку. Летом 2018 года наш офис обокрали — вынесли 14 ноутбуков. Убытки мы оценили в $10 000. Подозреваю, что воры были в сговоре с охранником, но уголовное дело мы заводить не стали. Мне намекнули, что для этого нужно мотивировать сотрудника местного МВД — я не захотел связываться еще и с этой темной стороной африканской жизни.

Сейчас мы перевезли компанию в более престижный офис, нашпигованный охраной. Помещения оснащены системой видеонаблюдения, а имущество застраховано. На ночь все ценности складываются в сейф. На аренду офиса площадью около 100 кв. м в безопасной локации стоит закладывать $1200-2500 в месяц.

Еще один плюс общительности, который может обернуться против бизнеса, в том, что договориться в Африке можно с кем угодно. До президента Кении для белого человека всего одно-два рукопожатия. А устранить конкурента — закрыть ему въезд в страну — можно за символическую взятку в $400 (мне рассказывали, сам не проверял).

На чем еще можно заработать

Несмотря на все сложности, Африка — перспективный регион практически для любого бизнеса. В Нигерии сейчас живет около 200 млн человек, через десять лет ожидается, что этот показатель вырастет в 1,5 раза. В Кении проживает 50 млн человек, а через десять лет будет 67 млн. Это большой рынок, на котором люди имеют деньги, не всегда большие, но у них есть инфраструктура — смартфоны и развитый интернет, — чтобы этими деньгами распоряжаться.

При этом среда низкоконкурентная. Приложив небольшие усилия, вы можете сделать продукт лучше, чем текущее предложение рынка. Это связано с качеством менеджмента, медленными сотрудниками и тем, что технологии здесь отстают лет на десять. А еще с тем, что зарубежные бизнесмены присматриваются к США, Европе, Китаю и обходят Африку стороной.

«Ноготочки» в России делают за 1500 рублей, а здесь — за 10 000-12 000 рублей

Среди перспективных ниш в интернете в B2C (продажа товаров или услуг напрямую конечному потребителю-физическому лицу. — Forbes) я могу выделить сайты объявлений вроде работных и сайтов знакомств — 90% таких сервисов сделаны местными компаниями, они медленно открываются, у них неудобный интерфейс. При этом всем понятно, как эти классифайды (сайты с объявлениями. — Forbes) будут расти, потому что мы это все уже видели в России. Также могут быть успешны банковские интернет-услуги вроде Тинькофф Банка или Рокетбанка, часто заходят платежные системы. Среди B2B-сервисов (продажа товаров или услуг другим компаниям) востребованы смс-агрегаторы, виртуальная телефония и дата-центры.

В офлайне есть спрос на сети кафе, гостиниц, тату-салоны, кулинарные студии и бюджетные салоны красоты с хорошим сервисом. «Ноготочки» в России продаются за 1500 рублей, а здесь приличный маникюр будет стоить 10 000-12 000 рублей. Также пользуются спросом другие услуги, которые делаются руками: от выпечки тортов до ремонта.

Что касается наших планов, то мы собираемся выдавать кредиты на большие суммы и более долгий срок — до $100 на несколько месяцев вместо текущих $14,5 на 1-2 недели. Запускать новые финансовые продукты, например, кредиты на образование, ипотеку, крупные покупки. Для выхода в несколько дополнительных стран Африки и Латинской Америки в 2020 году мы планируем привлечь первые внешние инвестиции. И раз уж я тут нахожусь, запустить несколько проектов, не связанных с финансами.

Возвращаться на родину пока не собираемся. Я вижу себя в Африке ближайшие пару лет с моей семьей. Мне тут нравится — слабые конкуренты, много клиентов, готовых работать с незнакомыми брендами, комфортный климат и высокое качество жизни, если есть деньги.

Чего нельзя делать, открывая бизнес в Африке

    Не стоит строить бизнес в Африке тем, кто планирует приезжать туда раз в полгода и совмещать посещение офиса с сафари и ресторанами. Предпринимателю следует фокусироваться на бизнесе или делегировать его человеку, которому полностью доверяет. В противном случае очень высоки риски, что твое имущество и деньги перестанут быть твоими.

Помните, что главная местная традиция — кинуть вас

    Не ведитесь на развод. Белый человек в Африке воспринимается как банкомат на ножках. Часто говорят, что «тут так принято» — опаздывать, подписывать договор, давать предоплату, завышать цены в десятки раз, верить на слово, совершать непонятные дополнительные платежи. Объясняется это тем, что ну вот тут такая специфика, this is Africa. Что остается делать? Навязывайте свои правила и не подстраивайтесь под чужие. Не учитывайте «местную специфику», перепроверяйте всю информацию. Помните, что главная местная традиция — кинуть вас.

    Не стоит также начинать бизнес, который сильно зависит от людей. Ввезенный менеджер в первые два года будет в стрессе от новой страны. В команде будут местные люди, которых ты не очень понимаешь. Это большой риск. Делайте ставку на технологичные решения, которые мало подвержены человеческому фактору. Если без людей не обойтись, например в строительстве, лучше привозить в Африку бригады земляков, но тогда и расходы бизнеса вырастут в разы.

    Я не стал бы сюда заходить, если бы у меня были планы супербыстрого роста. Вроде бы тут все просто, но структура принятия решений сложная. В в России через Facebook или через друзей в любой крупной организации я за 15 минут найду человека, который принимает решения. Тут ты на поиски нужного человека можешь потратить полгода. В моем случае просто все переводили стрелки друг на друга, никто не хотел признаваться, кто за что отвечает. Иногда не понимаешь, с правильным человеком общаешься или нет. В таких случаях можно обратиться за помощью к бывалым — можете спросить меня в Facebook.

    Не стоит приезжать без семьи. Сложно постоянно думать по-английски и только о бизнесе. Ты просто сойдешь с ума без представителей своей культуры.

15 бизнесменов, изменивших представление о России. Рейтинг Forbes

1 из 15

Басырова Евгения для Forbes

2 из 15

Артема Коротаева / ТАСС

3 из 15

Jude Edginton / Contour by Getty Images

4 из 15

Басырова Евгения для Forbes

5 из 15

Simon Dawson / Bloomberg via Getty Images

6 из 15

Валерия Шарифулина / ТАСС

7 из 15

Alexander Zemlianichenko Jr. / Bloomberg via Getty Images

8 из 15

Adrian Bretscher / Getty Images for Kaspersky Lab

9 из 15

Семен Кац для Forbes Russia

10 из 15

Владимира Астапковича / ТАСС

11 из 15

Валерия Шарифулина / ТАСС

12 из 15

Артема Геодакяна / ТАСС

13 из 15

Басырова Евгения для Forbes

14 из 15

Станислава Красильникова / ТАСС

15 из 15

пресс-служба ABBYY

Юрий Мильнер, 57 лет

Состояние: $3,7 млрд

Юрию Мильнеру всегда было интересно познавать мир — его сложность, красоту и возможности. Ради этого будущий инвестор окончил физфак МГУ, ради этого же — в 1990 году простился с наукой. Он с головой окунулся в перспективы, которые сулила стране и миру компьютерная эра, и стал пионером ИТ-предпринимательства в России. В 2001 году основанная Мильнером компания netBridge объединилась с Mail.ru. Так началась история одного из важнейших игроков отрасли — холдинга Mail.ru Group, с 2010 года котирующегося на Лондонской фондовой бирже.

В 2012-м Мильнер решил сфокусироваться на международных проектах и покинул Mail.ru Group, оставшись во главе инвестиционного фонда DST Global. Вместе с партнерами он удачно вложился в целый ряд ведущих технологических компаний, а параллельно стал уделять время и силы области деятельности, которую оставил четверть века назад — научному познанию. Вместе с Марком Цукербергом, Сергеем Брином, Присциллой Чан и Энн Вожицки инвестор основал премию Breakthrough Prize размером $3 млн. Ее лауреаты — ученые, совершившие прорывные открытия в физике, математике и биологии. Миссия проекта — стимулировать естественную тягу к познанию мира — кажется Мильнеру не менее важной, чем предпринимательские достижения: сохранять в себе любопытство — важнейшее призвание человечества, уверен самый влиятельный визионер из России.

Следующий слайд

Сергей Галицкий, 51 год

Состояние: $3,4 млрд

Создатель сети магазинов «Магнит» Сергей Галицкий разбогател не на залоговых аукционах, нефти, металлах и прочих сырьевых товарах — он всегда шел собственным путем. В 1995 году краснодарский предприниматель основал компанию «Тандер», из которой спустя пять лет вырос ретейлер «Магнит». Уже в 2011 году с сетью из 250 дискаунтеров «Магнит» стал лидером российского рынка по количеству точек.

Пока другие ретейлеры отправлялись завоевывать города-миллионники и вкладывались в супер- и гипермаркеты, Галицкий, экономя на всем, делал ставку на провинцию и строил магазины шаговой доступности в малых городах и поселках городского типа. Путь оказался настолько успешным, что в том же 2011-м «Магнит» обошел по капитализации главного конкурента — X5 Retail Group. Год спустя в интервью Forbes Галицкий говорил: «Думаю, мы никогда больше не сможем повторить таких результатов». И ошибся. В 2013-м его компания обогнала X5 по обороту и четыре года держала первенство. Лидером рынка по капитализации «Магнит» оставался до 2018 года.

Постепенно X5 вернула себе первенство по всем показателям, а «Магнит» вступил в новый период своей истории — без харизматичного основателя у руля. В феврале 2018 года Галицкий продал основную часть своего пакета в банку ВТБ. Вырученные деньги он перевел в специальный фонд и, как рассказывал Forbes знакомый с предпринимателем финансист, собирается потратить их на социальные благотворительные проекты. Главная страсть миллиардера сегодня — футбольный клуб «Краснодар», для которого Галицкий построил чудо-стадион и школу.

Следующий слайд

Павел Дуров, 34 года

Состояние: $2,7 млрд

Выпускника филфака Санкт-Петербургского государственного университета Павла Дурова часто называют «нашим Марком Цукербергом». Еще учась в вузе, он начал заниматься интернет-проектами, например, создал сайт durov.com с ответами на экзамены и вузовское сообщество spbgu.ru. Позже друг Павла, вернувшийся из США, рассказал ему про социальную сеть Марка Цукерберга. Так в конце 2006 года в России появился «свой Facebook» — социальная сеть «ВКонтакте».

Дороги сервиса и его основателя разошлись через семь лет. Дуров продал свой пакет «ВКонтакте» Ивану Таврину, тогда гендиректору «Мегафона», а сам занялся новым проектом — мессенджером Telegram. Запустить сервис для общения предприниматель задумал, еще когда работал в социальной сети, — он мечтал о безопасном способе связи на случай экстренных обстоятельств. Сегмент мессенджеров как раз бурно рос — в 2014-м Facebook поглотил лидера ниши WhatsApp за рекордные $19 млрд.

Технология шифрования переписки, которую в итоге разработал брат Павла Николай Дуров, стала главной особенностью Telegram, запущенного в 2013 году, а позднее — и причиной блокировки мессенджера на территории России. Дуров отказался предоставить ФСБ ключи для дешифровки сообщений. Но это не мешает росту популярности Telegram в России — заодно пользователи учатся устанавливать VPN. Всего в мире у мессенджера более 200 млн активных пользователей.

«Угрозы заблокировать Telegram, если мы не выдадим частные данные пользователей, ни к чему не приведут. Telegram защищает свободу и конфиденциальность», — говорил Дуров о собственной мотивации в борьбе с государством. Пользователи его поддерживают: Telegram превратился в символ «цифрового сопротивления» — на мартовский митинг за свободу интернета в Москве по призыву основателя мессенджера вышло более 15 000 человек.

Следующий слайд

Андрей Андреев, 45 лет

Состояние: $2,4 млрд

В 2017 году британская газета The Times назвала российского миллиардера Андрея Андреева, создателя приложения для знакомств Badoo, «главным мировым сводником». Badоо объединяет более 417 000 пользователей из 190 стран. А начинал Андреев с бизнеса по веб-аналитике и стоял у истоков дейтинга в России. В 2004 году он запустил сайт знакомств «Мамба». Когда в октябре 2005 года количество анкет в базе сервиса превысило 4,5 млн, создатель продал сайт инвестиционному холдингу «Финам» за $20 млн.

В том же году Андреев задумал новый проект — Badoo. В 2006-м в Испании состоялся официальный запуск проекта. Первое время предприниматель планировал конкурировать с Facebook, но в итоге отказался от идеи соцсети и сконцентрировался на знакомствах. В интервью Forbes Андреев рассказывал, что, обдумывая, как повысить эффективность знакомства в виртуальной реальности, он перестал стесняться заводить новых знакомых и в реальной жизни.

Сегодня миллиардер живет в Лондоне. Помимо Badoo он владеет долями в дейтинговых приложениях Bumble, Chappy, Huggle и Lumen. Самые большие перспективы — у Bumble. После сексуального скандала в Tinder Андреев связался с бывшим директором по маркетингу главного американского конкурента Уитни Вульф Херд и предложил ей сотрудничество. Вместе они создали «феминистское» дейтинговое приложение, куда Андреев вложил $10 млн в обмен на 79% акций. Осенью 2018 года миллиардер объявил о намерении выйти на IPO под брендом Bumble.

Андреев славится любовью к масштабным вечеринкам. Летом 2018 года он задумал перезнакомить всех русских в Лондоне. В общей сложности вечеринка обошлась ему в $185 000 (£140 000), из них почти £30 000 ушло на кейтеринг — предприниматель лично выбирал еду и повара.

Следующий слайд

Олег Тиньков, 51 год

Состояние: $2,2 млрд

Вступительное слово к автобиографии Олега Тинькова «Я такой как все» в 2010 году написал британский миллиардер Ричард Брэнсон. Придумать более подходящего рецензента было сложно — настолько близки отправные точки предпринимателей в большом бизнесе: Брэнсон в 1970-х запустил в лэйбл звукозаписи Virgin Records, а Тиньков в середине 1990-х — «Шок Records». Но если из компании британца выросла целая бизнес-империя, то затея россиянина была больше «для души».

Впрочем, на этом сходства с Брэнсоном не заканчиваются. Как и основатель Virgin, Тиньков на протяжении всей карьеры поддерживал скандальный, но яркий имидж. И пока другие лидеры списка Forbes делили алюминиевые заводы и нефтяные вышки, «пацан из Сибири», как Тиньков называет сам себя, создавал альтернативный образ российского предпринимателя. А попутно учился продавать: сначала товар потребителю, затем бизнес — крупным игрокам. Масштаб проектов Тинькова при этом постоянно рос.

Скандальные эротические рекламы, вымышленная биография предка, якобы поставлявшего пиво императорскому двору с XVII века — все работало на руку бизнесмену. Марку пельменей «Дарья» он продал за $21 млн Роману Абрамовичу, пивоваренный бизнес — за $260 млн гиганту InBev. А 34% акций своего банка «Тинькофф Кредитные Системы» (сегодня Тинькофф Банк) — первого в России без отделений — за $1,1 млрд во время IPO в Лондоне.

О желании стать банкиром Тиньков впервые объявил на острове Неккер, принадлежащем все тому же Брэнсону. У российского миллиардера своего острова пока нет, зато его увлекает другая амбициозная идея — построить первый частный ледокол, который мог бы ходить у берегов Арктики.

Следующий слайд

Валентин Гапонцев, 80 лет

Состояние: $2 млрд

В 2010 году Международное общество оптики и фотоники SPIE включило Валентина Гапонцева в список 28 выдающихся мировых ученых в области лазерной физики, техники и технологии, составленный по случаю 50-летнего юбилея изобретения лазера. Среди коллег-физиков Гапонцева выделяет одно обстоятельство — состояние в $3 млрд, благодаря которому он занимает 39-е место в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России и 1281-е место в глобальном рейтинге Forbes.

В 1990-х Гапонцев основал корпорацию IPG Photonics, которая производит волоконные лазеры большой мощности и контролирует около 80% рынка. История успеха началась еще в СССР, когда выпускник Львовского политехнического института, ведущий научный сотрудник и руководитель лаборатории Института радиотехники и электроники АН СССР Валентин Гапонцев основал в подмосковном городе Фрязино производство, основанное на собственных научных идеях. Сегодня транснациональная группа IPG включает компании, базирующиеся в нескольких странах.

Гапонцев давно не живет в России и тем не менее стал фигурантом «кремлевского доклада» Минфина США. Репутационный ущерб он оспаривает в судах.

Следующий слайд

Аркадий Волож, 55 лет

Состояние: $1,4 млрд

24 мая 2011 года сооснователь поисковика «Яндекс» Аркадий Волож покинул здание биржи NASDAQ на Times Square в Нью-Йорке долларовым миллиардером. Размещение акций компании, которую он с Ильей Сегаловичем создавал почти 20 лет, прошло по верхней границе ценового диапазона. Инвесторы оценили «Яндекс» в $8 млрд. В первый же день торгов акции подорожали на 55%. «Яндекс» и его владельцы привлекли $1,3 млрд — на тот момент это был второй после IPO Google результат для интернет-компаний.

Сегодня «Яндекс» — самая дорогая компания рунета, она стоит $10,7 млрд. В интервью Forbes Волож рассказывал, что он превращает бизнес в экосистему, где вырастают новые сервисы, которые начинают подпитывать весь «организм» не только финансово, но и технологически. Пока получается: «Яндекс» окружают нас повсюду — под брендом работают поисковик, сервис вызова такси, доставка еды, маркетплейс и многое другое. Компания важна и как медийный игрок — она давно превосходит российские телеканалы по охвату и уже занялась производством собственного контента.

Следующий слайд

Евгений Касперский, 53 года

Состояние: $1,3 млрд

Евгений Касперский заинтересовался вирусами еще в 1987 году, когда не только интернет, но и компьютеры были в нашей стране экзотикой. За три десятилетия он стал ведущим мировым экспертом в своей области: «Лаборатория Касперского» конкурирует за глобальный рынок антивирусов с такими гигантами, как McAfee (ныне Intel) и Symantec. Касперский — выпускник Высшей школы КГБ — мало похож на хрестоматийный образ компьютерного гения из Кремниевой долины. Однако именно он — один из немногих успешных российских интернет-предпринимателей, кто начинал деятельность с непосредственной разработки коммерческих программных продуктов.

«Лаборатория» была основана в 1997 году. Продукты компании стали популярны в России, а затем и в США, Европе и Юго-Восточной Азии. В 2015 году компания стала партнером Киберпола — сингапурского отделения Интерпола, занимающегося расследованием киберпреступлений. Личное состояние Касперского оценивается в 1,4 млрд, ему принадлежит 82,7% акций.

Касперский — один из тех, кто не просто меняет технологический ландшафт всего мира, но и заботится о том, чтобы Россия не выпала из инновационной повестки. В 2017 году «Лаборатория» запустила «Математическую вертикаль»: в рамках проекта в московских школах откроются 300 классов, в которых учащиеся 7-9 классов будут углубленно заниматься математикой.

Следующий слайд

Татьяна Бакальчук, 43 года

Состояние: $1 млрд

История второй женщины-миллиардера из России, основательницы крупнейшего в стране онлайн-магазина Wildberries началась с выхода в декрет. Заниматься прежней деятельностью — репетиторством на дому — молодая мать не могла, поэтому решила торговать одеждой по немецким каталогам Otto, которые в «нулевых» были крайне популярны. В 2004 году появился отдельный сайт по продаже одежды и обуви — Wildberries. «Первым капиталом был труд и поддержка семьи», — вспоминала Татьяна Бакальчук. Она хоть и является владельцем 100% компании, роль своего супруга Владислава всегда подчеркивает.

Первый сайт стоил Бакальчукам $700 плюс еженедельная реклама в интернете. Бизнес быстро рос, и в 2005 году компания перебралась в более просторный офис, наняла программистов, операторов колл-центра и курьеров.

До появления Wildberries одежда в рунете практически не продавалась, KupiVip и Lamoda появились значительно позже. Опередить конкурентов с иностранными акционерами и бюджетами в миллионы евро Бакальчукам помогла бесплатная доставка, которая распространялась на все заказы и стала важным преимуществом для покупателей из регионов. Сегодня Wildberries можно назвать маркетплейсом с собственным складом и логистикой. В интернет-магазине продается одежда, обувь, электроника, мебель, книги, спортивные и детские товары. Выручка компании в 2018 году составила $1,7 млрд. В марте в сети появились косвенные свидетельства готовности Wildberries выйти на первый для себя зарубежный рынок — в Польшу.

Следующий слайд

Сергей Петров, 64 года

Состояние: $1 млрд

Основатель «Рольфа», крупнейшего в стране автомобильного дилера, в 1982 году в звании майора был уволен из Советской Армии за антисоветскую деятельность. Уже тогда он был уверен, что СССР развалится вместе с плановой экономикой, только не мог предсказать, когда это произойдет. Строй в итоге рухнул через десять лет, и в России начали строить капитализм. Сергей Петров к этому времени получил второе высшее образование по специальности «экономика труда», и получил первые «рыночные» навыки в автопрокатном подразделении СП «Розек».

В 1991 году он начал строить собственный бизнес по продаже автомобилей, доказывая, что зарабатывать капитал в стране можно честно, открыто и независимо. «Рольф» первым внедрял западные технологии продаж, быстро выбился в лидеры рынка и удерживает эту позицию до сих пор. В 2007 году Петров стал депутатом Госдумы с мечтой возродить в стране политическую конкуренцию. Но в 2016-м ушел из парламента, смирившись с тем, что независимый одиночка не может добиться успеха внутри вертикали власти.

Петров снова, как и в поздние советские годы, наблюдает, как деградирует система управления страной, и прогнозирует ей ту же судьбу, что и Союзу. Самому предпринимателю остается только наблюдать за этим процессом со стороны и развивать бизнес. Выручка «Рольфа» в 2018 году достигла 245 млрд рублей.

Следующий слайд

Анатолий Карачинский, 59 лет

Состояние: $900 млн

Президент IBS Group Анатолий Карачинский увлекся компьютерами еще в студенчестве: вместе с преподавателем он написал книгу «Персональные компьютеры», которая стала в 1980-х, на заре компьютерной эры в СССР, довольно популярной. Логичным продолжением была предпринимательская карьера: Карачинский стал директором австрийской компании Prosystem, поставлявшей в Россию персональные компьютеры.

Вполне стандартное начало для многих технологических стартаперов того времени. Однако большие бизнесы смогли создать лишь те, кто вышел за пределы круга «купи-продай». Карачинский занялся системной интеграцией — настройкой работы разнообразных программ и аппаратного обеспечения. Для IBS фокусом стали банковские финансовые системы. В частности, работу первых банкоматов в России обеспечивала именно компания Карачинского. Бизнес хорошо рос и умел дружить с государством: в 2015 году активы компании были переведены в российскую юрисдикцию после выступления Владимира Путина, в котором президент призвал бизнес заканчивать с офшорами.

Однако ориентация только на отечественный рынок не смогла бы принести Карачинскому состояние в $900 млн. Еще в 2000 году руководитель IBS задумался о диверсификации бизнеса и занялся программированием под заказ для западных компаний (первым клиентом стал Boeing). Позже этот бизнес был выделен в отдельную компанию Luxoft, которая в начале 2019 года была продана DXC Technology за $2 млрд.

Следующий слайд

Марк Курцер, 61 год

Состояние: $550 млн

Прежде чем превратиться в известного предпринимателя, Марк Курцер стал знаменитым врачом. В 37 лет он был уже руководителем крупнейшего в столице роддома, а в 46 лет — главным специалистом по акушерству и гинекологии Москвы.

В 2001 году неподалеку от Центра планирования семьи, в котором работал Курцев, на заемные деньги врач начал строить свой первый Перинатальный центр. В 2006 году центр пустили в эксплуатацию. Бизнес оказался настолько удачным, что после запуска проблем с выплатой долга не возникало. Другим источником дохода было поставленное на поток экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО).

В 2010 году Курцер расплатился с кредитами, а через год начал развивать сеть клиник. Еще через год его компания «Мать и дитя», состоящая из десятка клиник и двух роддомов, провела IPO в Лондоне. Инвесторы оценили ее в $900 млн и купили примерно треть акций. А Курцер проводил операции даже во время road show.

До него примеров вывода российских медицинских компаний на рынок не было. Сейчас у сети пять высокотехнологичных госпиталей и 35 клиник в 25 городах. В начале марта 2019 года капитализация компании на Лондонской бирже составляла $361 млн.

Следующий слайд

Николай Сторонский, 34 года

Состояние: $500 млн

Сооснователь и гендиректор платежного сервиса Revolut, бывший трейдер Николай Сторонский уверен, что современные банкиры живут в XIX веке и не понимают, как построить технологическую компанию. Сам он считает, что за автоматизацией будущее финтеха. Сторонский вместе с командой придумал мобильное приложение, интегрированное с мультивалютной дебетовой картой, в 2014 году. Revolut позволяет конвертировать средства из одной валюты в другую по межбанковскому курсу, обменивать криптовалюты и совершать бесплатные денежные переводы в любую точку мира.

В 2006 году выпускника физтеха и РЭШ Сторонского пригласили на стажировку в печально известный банк Lehman Brothers в Лондон, где он проработал трейдером вплоть до краха финансового гиганта в 2008 году. Далее было лондонское отделение Nomura и, наконец, банк Credit Suisse, в котором Сторонский задержался на пять лет. В январе 2014 года он уволился с работы, чтобы заняться разработкой Revolut. Теперь сервис используют 4 млн человек по всему миру, а оценка компании составляет $1,7 млрд.

В интервью Forbes Сторонский признавался, что ему не раз предлагали продать Revolut, но он никогда не рассматривал этот сценарий всерьез. «Продавать неинтересно. У компании пока очень большой потенциал», — объясняет предприниматель. По его словам, если потребует бизнес, он сможет жить в любой стране мира.

Следующий слайд

Наталия Филева, 56 лет

Состояние: $500 млн

Наталия Филева и ее муж Владислав занялись авиационным бизнесом в 1990-х, когда приобрели пакет акций новосибирской авиакомпании «Сибирь». Этот перевозчик, известный теперь как S7 Airlines, давно вышел за пределы новосибирского региона и является второй после «Аэрофлота» авиакомпанией страны с разветвленной маршрутной сетью. В 2018 году S7 Airlines перевезла 11,6 млн человек.

Довольно часто авиакомпания становится пионером новых технологий в отрасли. Именно S7 первой в России в 2005 году начала продавать билеты в интернете. В 2016 году компания вместе с Альфа-банком также успешно провела первую в стране сделку с использованием технологии блокчейн.

Бизнес Филевых уже вышел за пределы одной авиакомпании. У них есть еще один перевозчик — «Глобус», а также розничная сеть по продаже авиационных, железнодорожных билетов, туристических путевок, авиационный учебный центр и инжиниринговый холдинг по техническому обслуживанию воздушных судов.

Недавно у группы появилось новое перспективное направление бизнеса — космическое. Филевы приобрели плавучий космодром «Морской старт» в акватории Тихого океана. В 2019 году S7 Group превратилась в S7 Airspace Corporation.

Следующий слайд

Давид Ян, 50 лет

Состояние: $500 млн

Согласно легенде, первая бизнес-концепция пришла к Давиду Яну на скучном занятии по французскому языку: он осознал, насколько удобнее было бы вместо громоздкого бумажного словаря пользоваться электронным. В 1990 году студент физтеха сделал окончательный выбор между физикой и бизнесом: вместе с коллегой начал работу над электронным словарем Lingvo, взяв взаймы 3000 рублей у Центра научно-технического творчества молодежи. А затем возникла система распознавания текста ABBYY FineReader — продукт, превзошедший зарубежные аналоги и завоевавший всемирную популярность.

Сегодня ABBYY — мировой разработчик решений в области интеллектуальной обработки информации и лингвистики с офисами в 11 странах, продуктами которого пользуются более 50 млн пользователей.

Личное состояние Давида Яна оценивается в $0,5 млрд. Предприниматель признается, что предпочел бизнес физике ради того, чтобы зарабатывать деньги. А вот деньги, по его словам, нужны затем, чтобы менять мир. Инициативы Яна в этой области разнообразны и порой причудливы, от образовательного проекта и экспериментальной школы Ayb в родном Ереване до сети ресторанов и книги по здоровому питанию, написанной лично. Тем временем продукты ABBYY, Plazius и других созданных предпринимателем компаний меняют мир информационных технологий и имидж российского бизнеса.

Следующий слайд

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.