Трудности перевода: почему талантливый программист работает сторожем

Источник: forbes.ru

Миф о том, что после девятого класса школу покидают только неудачники, а все выпускники университетов — успешные люди, давно опровергнут жизнью. Ректоры ведущих вузов страны Виктор Садовничий (МГУ) и Ярослав Кузьминов (ГУ ВШЭ) работали до поступления в вуз, а, к примеру, Билл Гейтс и Элтон Джон бросили свои университеты в процессе учебы. Однако в России студентами вузов становятся почти миллион человек ежегодно, при этом по специальности в итоге работают только 60% выпускников. Почему не перевелись еще «дипломы ради корочки», что не так с системой образования и как на это можно повлиять?

Высшее образование нужно не всем

По крайней мере не всем ученикам выпускных классов. Не секрет, что школы превратились в некий полигон для сдачи ЕГЭ, то есть поступления в университет. Теперь это не начальное образование в широком смысле, не познание себя и мира вокруг, а череда часов репетиторства по нескольким предметам. Причем тем, которые чаще всего выбирают родители в мечтах о престижном вузе для ребенка.

В итоге школьники два года, как к войне, готовятся к чему-то неизвестному, оказываются в вузе травмированными психологически и слишком часто не желающими развиваться в выбранном родителями направлении. А было бы здорово иметь год-два запаса, когда, получив прикладную профессию, работаешь, не спеша определяясь с тем, чего хочешь ты сам.

Коммерческие компании — онлайн-школы — первыми, мне кажется, могут поменять отношение к колледжам. Мы даем возможность быстро, еще обучаясь в школе, получить востребованную профессию. Конечно, пройдет не год и не два до полного разрушения стереотипа о ПТУ. Но создание системы обучения и ее популяризация — это разные задачи, каждая из которых сама по себе требует большого внимания.

В этом году мы проводим исследование онлайн-обучения по типу среднего специального образования для школьников. Это попытка поработать с теми, у кого уже есть запрос на современные IT-специальности. Подростки вполне способны решать многие бизнес-задачи, а скорость воспитания молодых специалистов очень возросла. Мы выделим тысячу грантов для заинтересованных учеников 9-11-х классов. При этом придется получать письменное согласие родителей. Таким образом в процессе эксперимента и часть родителей может поменять свое мнение о среднем образовании, о получении специальности до диплома вуза. Эта работа (анализ по регионам, по социальному, экономическому статусам) покажет, как в дальнейшем проводить просветительскую деятельность.

Вузам не хватает гибкости

Если вычеркнуть из списка МГУ, МГИМО, СПбГУ, НГУ и МФТИ (грубо говоря, десяток ведущих вузов, в которых учится 2% всех студентов и где много практики и внедрены современные международные разработки), то останутся тысячи институтов, где люди просиживают бесполезные утвержденные часы.

Программы устарели в большинстве вузов, и пока в ведомствах утверждают новые, хэдхантеры находятся в растерянности от того, что, проучившись по пять-шесть лет, выпускники вузов просто не умеют работать. К моменту издания новых методичек их текст на сегодня тоже устаревает. То же и с преподавателями: можно ли эффективно научиться маркетингу у человека, который уже 20 лет работает в одном вузе (а не в рынке) и преподает по учебнику, выпущенному еще в СССР? Замкнутый круг.

По-настоящему современная система должна сохранять примерно лишь 30% контента в год в каждом направлении. Такие программы — это, по сути, бизнес-процессы от лучших компаний на рынке, которые трансформируются в образовательные треки. Облачная платформа позволяет вовремя и в правильном порядке отгрузить контент слушателю. После урока появляется домашнее задание, которое проверяется преподавателем — специалистом-практиком. Он записывает аудиосообщение или видео экрана с объяснениями.

Дипломная работа — реальная задача от реального работодателя. К примеру, приходит бренд «Калашников» и просит разработать мобильное приложение для охотников. Интересно студенту? Да. К тому же у него есть сильная мотивация: положить кейс в портфолио, брифоваться с действующей компанией и быть нанятым на работу еще в период защиты диплома.

Такие же коллаборации, мне кажется, могут помочь и вузам: если бюрократических процедур по утверждению «теории» избежать нельзя, то практика может быть современной и не выдуманной, не оторванной от реалий и нужд будущих работодателей.

Эффективность образовательных процессов неправильно измеряют

Красный диплом, пятерки по всем предметам, которые вызубрил за счет кратковременной памяти накануне, но к моменту трудоустройства, что осталось в голове у выпускника?

Утвержденные и годами применяемые методы обучения в вузах никто не анализирует, не оценивает и не меняет. Десятки лет студенты подолгу ищут информацию в библиотеках и пересказывают учебники. Как усваивается эта информация во время учебы, какие плоды приносит спустя время?

В наших программах мы изначально стали измерять и перенастраивать по показателям все возможные процессы. Так, сократили время проверки домашних заданий с 72 до 24 часов, хотя количество работ составляет 25 000 в месяц. Опытным путем пришли к индуктивному подходу: ты понимаешь, что конкретно хочешь сделать, и через состоявшуюся ситуацию, готовый кейс и его разбор смотришь, как это сделать. 60% теоретического контента — видео. Из 60 часов курса не менее 30 часов студент тратит на выполнение практических заданий. 4 месяца обучения плюс два диплома — это 100 часов работы по выбранной специальности. Эти нововведения и персонализированная проверка ДЗ помогли увеличить показатель проходимости курсов в два раза, до 20-25%, при 5-10% в среднем по рынку коммерческих программ.

По-хорошему, чтобы измерить эффективность, выпускника надо наблюдать не только в образовательном треке, но и в карьере: когда и почему случилось повышение, что на это повлияло. Сейчас мы формируем подобный подход, отслеживая трансформационные кейсы. К примеру, молодой парень 27 лет работал сторожем детского сада. От скуки по ночам проходил онлайн-курс, и у него начало получаться. Он еще долго не верил, что нашел наконец свое дело и не хотел переходить на предложенную работу в одну из лучших CGI-студий России Creative People.

Профессий будущего не существует: все они междисциплинарны

Условный современный веб-дизайнер должен обладать очень большим объемом знаний и навыков, общегуманитарных, программистских, прикладных профессиональных. Со временем ему предстоит переходить в арт-дирекцию, а значит, договариваться, правильно писать письма, коммуницировать с людьми разных профессий, должностей и статусов. Всему этому нужно учиться с первого года работы.

Сегодня мы уходим от термина «профессия» как такового к набору soft и hard skills у каждого выпускника. Они соединяются в человеке по-разному, кому-то что-то нравится больше или меньше, получаются различные специалисты. Мы живем в век тотальной персонализации: каждый формирует свой образовательный трек и матрицу знаний.

Я убежден, что само понятие «курс» или «обязательная программа» устарело: все самые востребованные профессии междисциплинарны. Наша задача на ближайшее время — сформировать «цифровые аватары». Ведь помимо навыков, знаний, в процессе работы появляется еще и опыт. Если бы его можно было оцифровать, то тогда массово обучать классных специалистов получалось бы еще более эффективно. Для этого каждая школа — будь то высшая или онлайн — может создать свою методологию преподавания.

В заключение скажу, что пятым пунктом среди основных проблем образования обозначил бы отсутствие открытой и постоянно действующей площадки для обсуждения образовательных проектов. Получив большой опыт в коллаборациях с ведущими вузами и школами, мы совместно с Science.Me организовали платформу «Образование как lifestyle». Теперь здесь могут общаться и высказываться лучшие специалисты, а абитуриенты и студенты — получать информацию из первых рук, чтобы между нами впоследствии не возникало трудностей перевода.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.