«Самокат» за 700 миллионов: как военный и экономист придумали доставлять продукты за 15 минут и опередили «Яндекс»

Источник: forbes.ru

«Помню, будто это было вчера: мы с Родионом приходим к Игорю и на радостях рассказываем, что получили первые 40 заказов. Он спрашивает: «Это в день?» Мы говорим: «Всего — за месяц». Цифра, конечно, выглядела смешно», — вспоминает в интервью Forbes сооснователь сервиса доставки продуктов «Самокат» Вячеслав Бочаров. Описанная встреча случилась два года назад: Бочаров и «Родион» — Родион Шишков, сооснователь «Самоката», — тогда получили отказ инвестировать в проект от «Игоря» — Игоря Водопьянова, владельца петербургской УК «Теорема» и делового партнера брата Родиона Кирилла Шишкова. И скепсис был объясним, говорит сегодня Водопьянов: модель доставки продуктов к двери квартиры за 15 минут до «Самоката» в России никто не развивал.

С тех пор сервис Бочарова и Шишкова превратился в одного из флагманов бурно растущего сегмента фудтех-рынка — в 2019 году компания привлекла $10 млн инвестиций от ГК ПИК Сергея Гордеева и увеличила выручку более чем до 700 млн рублей. Ее основатели, по данным Forbes, ведут переговоры о продаже доли в бизнесе совместному предприятию Сбербанка и Mail.ru Group. По оценке Константина Синюшина, основателя инвесткомпании The Untitled Ventures, и Григория Куниса, основателя сервиса iGooods, сделка способна превратить «Самокат» в безусловного лидера рынка — сегодня этот статус оспаривает «Яндекс.Лавка».

Как Бочарову и Шишкову удалось вырастить один из самых перспективных стартапов в российском фудтехе и почему независимому статусу «Самоката» скоро может прийти конец?

«Придут и затопчут»: почему стартапы не выдерживают конкуренции с «Яндексом», Mail.ru Group и Сбербанком

Прийти на «Почту»

Вячеслав Бочаров и Родион Шишков стали стартаперами недавно — запуску своего дела предшествовал 15-летний опыт работы в крупных компаниях. Бочаров большую часть этого срока провел в «Магните», куда пришел еще в 2002 году на должность директора магазина в Ярославле. До этого он окончил военно-финансовое училище и два года отслужил по контракту в Чечне. О военном прошлом предприниматель говорит неохотно: «Это было во время военных действий, я был старшим лейтенантом».

«Когда Сергей узнал о нашем сервисе, сказал: «Слушай, а почему вы мне не предлагаете инвестировать?»

В «Магнит» попал по объявлению. Тогда в розничной сети было менее 200 магазинов, она активно росла и расширяла штат. Карьера Бочарова развивалась стремительно: спустя несколько лет он уже руководил региональным блоком, в 2009-м возглавил транспортную логистику «Магнита», а через год — направление «Магнит Косметик». В 2011 году Бочаров стал директором формата магазинов «у дома». «Я рос вместе с компанией. Приди я позднее, может, и не удалось бы пройти такой карьерный путь», — признается предприниматель.

С Шишковым его в начале 2010-х познакомил Илья Осколов-Ценципер, экс-гендиректор издательского дома «Афиша» и на тот момент вице-президент телекоммуникационной компании Yota. Как раз в ней на должности вице-президента по инновациям Шишков, экономист по образованию, строил карьеру с 2008 года. «Я руководил всем непонятным — музыкальными сервисами, кинотеатром Okko на его заре, когда еще не было мобильного интернета и стриминга. Не было видения, как это должно выглядеть и работать. Как только это непонятное становилось понятным, перемещался в новую сферу», — рассказывает сооснователь «Самоката».

В 2013-м «в погоне за непонятным» он перешел на пост главного исполнительного директора по диджитал-продуктам в «Почту России». Там Шишков впервые поработал бок-о-бок с будущим партнером по стартапу — Бочаров в госкомпании успел потрудиться первым заместителем гендиректора несколько месяцев в 2015 году, а затем вернулся в «Магнит» по просьбе основателя сети Сергея Галицкого. «Это [совместная работа в «Почте России»] было очень недолго, но мы сработались: стало понятно, что это сотрудничество надо развивать», — говорит Шишков.

«Для миллениалов это может сработать»: как устроена работа сервиса «Яндекс.Лавка»

Приложение для «муравейника»

В начале 2017 года у Родиона Шишкова возник спор с Игорем Водопьяновым, тем самым первым несостоявшимся инвестором «Самоката» и деловым партнером Кирилла Шишкова, родного брата Родиона. Они разошлись в мнениях о том, можно ли осовременить отрасль недвижимости, бизнесом в которой занимались Водопьянов и Кирилл Шишков (их УК «Теорема» управляет 10 бизнес-центрами в Санкт-Петербурге). «Я считал, что если к бизнес-центрам, которые строил Игорь, добавить удобные кнопочки и сделать их дружелюбными, то неожиданно окажется, что они станут представлять большую ценность для клиента», — вспоминает Родион. Водопьянов не соглашался: «Мне казалось, что при хорошо работающей управляющей компании кнопочки не нужны».

В споре родилась идея мобильного приложения для арендаторов бизнес-центров и управляющих компаний, через которое можно было бы запросить замену лампочек в офисе, заказать пропуск на территорию, увидеть ежемесячные счета за коммунальные услуги и пр. Шишков, еще будучи сотрудником «Почты России», решил оперативно протестировать концепцию. За месяц силами двух разработчиков он сделал минимально жизнеспособные версии двух приложений Smart.Space — пользовательского, через которое можно было заказать услуги в необходимую часть здания (например, в лифтовой холл), и внутреннего, через которое управляющая компания получала заявки. Расходы на разработку, по словам предпринимателя, были «минимальными». Точную сумму он не раскрывает.

Пилотное приложение с помощью брата Шишков запустил на базе нескольких бизнес-центров, которыми управляла «Теорема». Однако продукт не прижился: владельцы БЦ неохотно внедряли инструмент, который в моменте не повышал уровень арендной платы. Шишков не расстроился — он решил, что Smart.Space «полетит» в многоквартирных домах-«муравейниках». Об идее рассказал Бочарову, и тот решил присоединиться к стартапу. Параллельно работая в «Почте России» и «Магните», партнеры договорились о тестировании «пилотов» в жилых комплексах с несколькими УК — например, RBI и YIT. Те получали приложение-аналог Smart.Space под собственным брендом на безвозмездной основе и продвигали его среди жильцов.

«Хотели, чтобы люди сразу понимали, что мы делаем, и прощали нам — не магазину, а магазинчику — ошибки»

Осенью 2017-го приложения для просмотра показаний счетчиков и запроса ремонтных услуг использовали уже 70% владельцев квартир в «тестовых» ЖК, приводит цифры Бочаров. «Общение с управляющими компаниями для жильцов домов гораздо важнее, чем для арендаторов БЦ: дом большой, сотрудников в нем мало, за всем не уследишь», — объясняет такой спрос Водопьянов.

Монетизировать Smart.Space Бочаров и Шишков решили с помощью дополнительных функций — например, заказа еды, химчистки и уборки в квартире. В конце года добавили первую тестовую кнопку — «Магазинчик». С ее помощью можно было заказать 15-минутную доставку спичек, соли, воды, стирального порошка, туалетной бумаги и других товаров повседневного спроса. Их партнеры закупали в Metro Cash&Carry и хранили в небольшом подсобном помещении на 4 кв.м в одном из ЖК в Кудрово, где и тестировали опцию. Продавали товары в «Магазинчике» без наценки, за доставку по ЖК отвечали один-два курьера. За месяц в конце 2017-го «фишкой» воспользовались 40 жильцов, о чем на памятной встрече Бочаров и Шишков и сообщали Водопьянову.

Партнеры поняли, что могут сформировать огромный перспективный рынок, и ушли с должностей топ-менеджеров. «Мы увидели, что услуга нужна людям, что мы делаем что-то важное, что до нас никто не пробовал», — вспоминает Бочаров. Рынок тогда был пустым, и будущий «Самокат» стал его первопроходцем, подтверждает Антон Захаров, основатель проекта Getfaster, который разрабатывает сервисы экспресс-доставки для сетей под их собственными брендами.

Темная сторона кухни: как основатели Рокетбанка построили бизнес на 800 млн рублей, доставляя еду в соседние дома

От «Магазинчика» до «Самоката»

В начале 2018 года Бочаров и Шишков оставили работу над Smart.Space и выделили «Магазинчик» в отдельное приложение. Название менять не стали: «Хотели, чтобы люди сразу понимали, что мы делаем, и прощали нам — не магазину, а магазинчику — ошибки». Инвестиции в разработку и существование без выручки к тому моменту составили около $500 000. Столько же потратили за следующие несколько месяцев на то, чтобы «докрутить приложение», переместить склад из подсобки в полноценный склад на 120 кв.м в том же ЖК в Кудрово и расширить ассортимент с соли и спичек до «всего, что есть в «Магните» или «Пятерочке», кроме сигарет и алкоголя».

Со стартовым капиталом помогли родственники и знакомые — брат Родиона Кирилл Шишков, совладелец ресторанной группы «Пробка» Сергей Никонов и Илья Осколов-Ценципер. «Я начинал с ребятами бизнес по автоматизации управления недвижимостью, в ходе развития которого родилась идея мгновенной доставки продуктов. Модель была новой и никем тогда не опробованной. Риски были очень высокими, но я верил в проект, потому что был с ним с нуля», — говорит Кирилл Шишков. Осколков-Ценципер вспоминает, что «вложился не деньгами, а работой собственной компании [Tsentsiper], занятой дизайном продуктов». «Именно я придумал фиче в предыдущем проекте Родиона [Smart.Space] название «Магазинчик», — уверяет он. — Проект привлек меня космическими личностями основателей, здравым смыслом и масштабом». Доли в созданном еще под Smart.Space ООО «Умное пространство» распределились так: по 36,3% осталось у Бочарова и Родиона Шишкова, 17,5% получил Кирилл Шишков, 7,5% — Никонов, 2,3% — технический директор «Магазинчика» Константин Степаненко. Осколов-Ценципер получил долю в 2,3% при следующем раунде.

Инвестиции помогли сервису выйти на стабильные 25 заказов в день. При этом деньги команда сжигала быстро: продукты продолжали закупать вручную в Metro Cash&Carry, наценку для привлечения клиентов не делали. Системы прогнозирования спроса еще не было — списания могли составлять 20%, рассказывает Бочаров. «Съедали» инвестиции и зарплаты: к тому моменту штат разработчиков разросся до 5-6 человек, а на должность директора пригласили управляющего несколькими филиалами в «Магните». Часть средств уходила на офлайн-рекламу — с помощью объявлений в подъездах и через промоутеров. «Все это было очень сложно объяснить в тот момент, у людей была реакция: «15 минут? Вранье какое-то!», «А как вы отбираете продукты? Принесете ерунду какую-то!» Мне приходилось лично раздавать листовки у ЖК в Кудрово и объяснять жителям, о чем наш сервис, и почему это выгодно», — вспоминает Бочаров.

В середине 2018 года партнеры пошли за новыми инвестициями. Через знакомого частного инвестора Алексея Менна (в 2019 году запустил венчурный фонд Begin Capital Partners) они познакомились с Михаилом Дубновым и Михаилом Циферовым из фонда Winter Capital Partners. К новому раунду присоединились также Сергей Николаев, Алексей Коровин и еще несколько частных инвесторов. Суммарно те вложили в «Магазинчик» $1,5 млн, говорят Бочаров и Шишков. Сделку проводили через кипрскую компанию Roboretail, которую основатели проекта создали «для ускорения процесса получения средств». «Компания может получить быстрее инвестиции именно по кипрскому праву. Из-за налогового режима и налоговых льгот инвестиции в кипрские компании выгоднее для инвесторов», — подтверждает Елена Козина, старший партнер юридической компании «ЭЛКО профи». Roboretail стала владельцем ООО «Умное пространство» и ООО «Умный ритейл» (еще одно юрлицо «Магазинчика»). Крупнейшие после Бочарова, Шишковых и Никонова доли (до 2%) получили Николаев и Менн.

Новый раунд помог основателям до конца 2018 года открыть еще четыре склада в Петербурге. Запуск каждого обходился в среднем в 1 млн рублей. Количество заказов в месяц достигло 8000, а средний чек — 400 рублей. К тому моменту партнеры ушли от закупок в Metro Cash&Carry и заключили договоры с несколькими региональными дистрибьюторами (например, с дистрибьютором Procter&Gamble «Алиди»). На товары стали делать наценку — порядка 8%. Тем не менее, каждый заказ приносил порядка 100 рублей убытка. Причина — в дорогой логистике на небольших объемах (в штате сервиса тогда было всего 30 курьеров).

«Проект привлек меня космическими личностями основателей, здравым смыслом и масштабом»

По итогам 2018-го суммарная выручка двух российских юрлиц составила около 27 млн рублей, убыток — 67 млн. Тогда же сервис переименовали в «Самокат». «Это от слова «сам» — сам обеспечиваешь себе питание. Связи с доставкой на самокатах не было — большая часть курьеров доставляла заказы пешком», — уверяет Бочаров.

«Убер» на своих двоих: как рекламщик из Москвы придумал глобальный бизнес на $30 млн

ПИК заказов

«Осенью 2018 года мы в принципе понимали, что в феврале-марте 2019-го у нас закончатся деньги, поэтому уже тогда начали общаться с инвесторами. К тому же надо было быстро расти, потому что на рынок начали выходить другие игроки, в том числе сервисы доставки из уже существующих магазинов», — вспоминает Шишков. В 2018 году в конкурентах у «Самоката» появились сразу несколько стартапов, например, Superbro (доставка за 90 минут) и Golama (2 часа).

Для кратного роста в сегменте экспресс-доставки и покрытия всего Петербурга сервису необходимо $10 млн, рассчитали тогда Бочаров и Шишков. Офферы на эту и меньшие суммы им сделали Mail.Ru Group, «Яндекс» и ГК ПИК, утверждает Бочаров. Выбрали партнеры в итоге «дочку» группы Сергея Гордеева: «Предложения Mail.Ru Group и «Яндекса» нам были невыгодны». По словам Бочарова, для раунда с Mail.Ru Group нужно было искать соинвестора, а «Яндекс» предлагал полностью купить «Самокат». Представитель «Яндекса» в ответ на вопрос о переговорах с «Самокатом» сообщил Forbes, что «Яндекс» общается с большим количеством компаний на разные темы». Представитель Mail.Ru Group комментировать вопросы, связанные с сервисом Бочарова и Шишкова, отказался.

Выбор в пользу «дочки» девелопера ПИК — «ПИК инновации» — основатели сделали еще и потому, что были знакомы с Гордеевым. «Познакомились давно, когда я был еще в «Магните», через общих друзей, — рассказывает Бочаров. — Когда Сергей узнал о нашем сервисе, сказал: «Слушай, а почему вы мне не предлагаете инвестировать?» Ну мы и предложили». Пресс-служба Гордеева комментировать вопросы инвестиций в «Самокат» отказалась.

Сделку «ПИК инновации» и «Самокат» закрыли в июле 2019 года. По словам основателей проекта, сумма составила необходимые $10 млн. По данным кипрского реестра, структура ПИК по итогам раунда получила 27% Roboretail.

«Дальше все пошло веселее», — вспоминает Бочаров. За три месяца партнеры открыли в общей сложности 70 складов, а к концу года вышли в Москву (сейчас в столице 61 склад, в Санкт-Петербурге — 59). Для сравнения, у сервиса «Яндекс.Лавка», который запустился в Москве в июне 2019-го под руководством Ильи Красильщика, бывшего главного редактора «Афиши» и издателя «Медузы» (в интервью VC.ru Красильщик говорил, что лишь однажды общался с Бочаровым), и недавно вышел в Петербург, пока заметно меньше складов — чуть более 80.

Представитель фудтех-направления «Яндекс.Такси», к которому относится «Лавка», сообщил Forbes, что основная задача рынка сегодня — «сделать так, чтобы как можно больше людей узнали о существовании подобных сервисов и попробовали их». Проекты в нише экспресс-доставки продуктов, по его мнению, пока «не столько конкурируют между собой, сколько формируют у пользователя привычку покупать продукты онлайн» и «разогревают рынок в целом». «При этом у «Лавки» есть несколько особенностей — наличие готовой еды и милкитов (наборов продуктов с рецептами), на сегмент которых приходится около 20% продаж, специфика ассортимента и доступ к большой лояльной аудитории «Яндекс.Еды» и «Яндекс.Такси», на базе которых она работает», — отмечает собеседник Forbes.

В декабре 2019-го «Самокат» обрабатывал уже более 100 000 заказов в неделю, средний чек возрос до 510 рублей. «Яндекс.Лавка» актуальное число заказов не раскрывает. «Пошел эффект масштаба. Когда у тебя несколько складов, ты не можешь давать массовую рекламу по всему городу. А мы с инвестициями наконец смогли покрыть весь Петербург — у нас заработал и сарафан, и онлайн», — объясняют галопирующий рост Бочаров и Шишков. «Два основных фактора скачка «Самоката» — услуга, которой просто воспользоваться, и очень активное продвижение в офлайне, «рядом с домом», — считает Григорий Кунис из iGooods.

Выручка «Самоката» за 2019 год, по расчетам Forbes, составила порядка 730 млн рублей. Бизнес пока убыточен (размер убытка основатели не раскрывают), но три первых склада уже вышли в прибыль в «несколько сотен тысяч рублей», уверяют Бочаров и Шишков. Эти склады, по их словам, обрабатывают по 850 заказов в день. При среднем чеке в 510 рублей месячная выручка каждого может составлять 13 млн рублей. Ежедневное количество чеков в остальных точках пока существенно ниже, признают предприниматели.

Магазины без будущего: куда и почему уходят гипермаркеты

Приманил «Магнитом»

На инвестиции «Самокат» смог отстроить систему прогнозирования спроса, которая помогла снизить долю списанных продуктов до 1,5%, а также систему контроля курьеров. Последняя, например, подсказывает сборщикам и курьерам, на каких этапах доставки заказа они тратят больше времени, и напоминает, какие товары нужно списать из-за истекшего срока годности. «Наш бизнес строится на пяти китах: адаптированный под потребности клиента ассортимент, постоянное присутствие товара на полке, удобный интерфейс, быстрая доставка и адекватная цена. Только если мы закрываем все эти пункты, клиент выбирает нас, а не поход в офлайн-магазин», — объясняет Бочаров.

Сейчас в штате «Самоката» 500 человек. 80 из них — сотрудники офисов, которые расположены в коворкингах в Москве и Петербурге. Четверть операционного персонала — бывшие сотрудники «Магнита», признается Бочаров. От бывшего работодателя в проект он привнес не только человеческий капитал, но и практику расширения ассортимента за счет собственной торговой марки. Летом 2019-го Бочаров и Шишков нашли несколько небольших региональных контрактных производств, которые согласились поставлять продукцию под брендом «Самокат». Сейчас под ним проект продает 40% всей молочной продукции. Маржинальность составляет 30-80% в зависимости от категории и в среднем на 10% превышает маржинальность продуктов других брендов.

Среди контрактных производств «Самоката» — ярославская «Овсбей», петербургский «Сырный мир» и подмосковная «Бутылка молока». «Мы в основном поставляем продукцию под собственной торговой маркой. Основные заказчики — сеть «ВкусВилл» и «Самокат». С последним начали работать в 2019 году, концепция сервиса показалась нам перспективной», — ответила на запрос Forbes представитель «Сырного мира» Наталия Калюжная. По ее словам, бренд поставляет «Самокату» продукцию дважды в неделю в Москве и Петербурге. Заказами стартапа производство загружено на 10-15%. «Мы как любая производственная компания заинтересованы в расширении рынка сбыта. Формат работы «Самоката» сейчас активно развивается, и наши начальные предположения о росте объемов заказов подтвердились», — отмечает гендиректор «Бутылки молока» Сергей Кальченко. По его словам, производство поставляет товар «Самокату» пять раз в неделю.

«Самокат» — от слова «сам»: сам обеспечиваешь себе питание. Связи с доставкой на самокатах не было»

Успехи сервиса уже вновь приковали внимание гигантов рынка: по данным трех источников Forbes на фудтех-рынке, в ближайший месяц совладельцем «Самоката» станет совместное предприятие Сбербанка и Mail.ru Group. Стороны потенциальной сделки комментировать перспективы партнерства отказались.

Источник Forbes в СП знает о том, что «покупка состоится», а собеседник, близкий к переговорам, утверждает, что речь идет о продаже доли от 25% до 45%, остальное останется у основателей и нынешних инвесторов «Самоката». В январе компания Бочарова и Шишкова уже начала сотрудничать с входящим в СП сервисом доставки блюд из ресторанов Delivery Club. «Поскольку Mail.ru Group теперь не может заниматься этим бизнесом без Сбербанка, последний не может не участвовать в подобной сделке», — предполагает основатель iGooods Григорий Кунис. По мнению гендиректора компании «Dostaевский» Владимира Овеляна, возможное партнерство «вытекает из логики поведения наших IT-гигантов». «Было очевидно, что они не смогут пройти мимо такого большого сегмента, как экспресс-доставка продуктов. «Самокат» — один из самых ярких представителей рынка, и неудивительно, что он обратил на себя внимание стратегов», — добавляет предприниматель.

Если «Самокат» войдет в СП Mail.Ru Group и Сбербанка, то абсолютно точно вырвется в лидеры рынка, но рано или поздно установится паритет с «Яндекс.Лавкой»: «на каждую «Коку» всегда найдется «Пепси», прогнозирует Константин Синюшин из The Untitled Ventures.

10 стартапов, за которыми нужно следить в 2020 году. Выбор Forbes

1 из 10

Кирилл Родин, Антон Лозин, Олег Козырев, Алексей Колесников (слева направо) / Фото Даниила Примака для Forbes

2 из 10

Лика Кремер, Екатерина Кронгауз, Андрей Борзенко / Facebook «Либо/Либо»

3 из 10

Андрей Лобанов / Facebook «Алгоритмики»

4 из 10

Ярослав Комков / Фото Арсения Несходимова для Forbes

5 из 10

Андрей Кравцов / Сайт SHU

6 из 10

Анонс новой игры семейства Pathfinder / Сайт Owlcat Games

7 из 10

Сергей Редьков / Фото Anna Huix для Forbes

8 из 10

Никита Чен-Юн-Тай (крайний справа) с командой Apis Cor на строительной площадке в Дубае / Фото DR

9 из 10

Мария Бородецкая / Facebook Марии Бородецкой

10 из 10

Антон Лыков (справа) / Фото DR

«Кухня на районе»

Основанный выходцами из «Рокетбанка» Алексеем Колесниковым, Олегом Козыревым, Кириллом Родиным и присоединившимся к ним сооснователем агрегатора «ЕдаСюда» Антоном Лозиным сервис конкурирует с, казалось бы, непобедимыми гигантами рынка доставки — «Яндекс.Едой» и Delivery Club от Mail.ru Group и Сбербанка. «Кухня на районе» запустилась в Москве в 2017 году по модели dark kitchen — открывала цеха готовки без ресторанных залов, ориентируясь исключительно на доставку блюд собственного приготовления в соседние дома в радиусе 2 км.

Благодаря тому, что кухни разбросаны по разным районам, а курьеры передвигаются только пешком или на велосипедах, время доставки составляет всего 15-30 минут (в среднем быстрее, чем у агрегаторов). Это позволило стартапу отказаться от издержек на содержание залов, снизить розничные цены и одновременно увеличить маржинальность. Сегодня у «Кухни» есть «фудреактор» — центральное производство полуфабрикатов, которые расходятся по всем кухням сети, а также собственная служба доставки, приложение для клиентов и отдельный софт, в том числе алгоритмы прогнозирования спроса, которые позволяют постоянно ротировать меню. Все это, по словам основателей, отличает их сервис от стандартных dark kitchen.

Модель, по которой работает «Кухня», привлекает именитых инвесторов. В сервис вложились совладелец застройщика ПИК Сергей Гордеев и совладелец группы компаний Qiwi Сергей Солонин. Совокупные инвестиции составляют несколько миллионов долларов. «Кухне» уже удалось вывести в операционный плюс три своих точки, следующая глобальная цель — вывести стартап за рубеж (например, в Лондон и Берлин), а затем побороться за статус «единорога» — компании с оценкой от $1 млрд.

Узнать подробнее:

Темная сторона кухни: как основатели Рокетбанка построили бизнес на 800 млн рублей, доставляя еду в соседние дома

Следующий слайд

«Либо/Либо»

В июне 2019 года бывший руководитель отдела подкастов издания «Медуза» Лика Кремер в партнерстве с коллегой, автором детских книг и основательницей стартапа по подбору бэбиситеров Kidsout Екатериной Кронгауз и экс-журналистом «Сноба», «Дождя» и других СМИ Андреем Борзенко запустили собственную студию подкастов «Либо/Либо». Студия записывает как собственные подкасты («Либо выйдет, либо нет» об истории запуска «Либо/Либо», «История русского секса» о сексуальных привычках разных поколений, «Так вышло» об этических казусах), так и производит их на заказ.

Команда стартапа вовремя почувствовала всплеск массового интереса к подкастам как новому жанру просветительски-развлекательного контента: в России за последний год запустились десятки аудиоформатов, которые делают и крупные компании (Альфа-банк, «МегаФон», «Яндекс» и др.), и энтузиасты-одиночки. Монетизируются подкасты, как и любой другой медиабизнес, за счет рекламы, партнерских проектов, краудфандинга или платной подписки.

На нишу начали обращать внимание инвесторы: в «Либо/Либо» вложился Лев Левиев, сооснователь «ВКонтакте» и владелец фонда LVL1, в портфеле которого уже были такие медиа, как порталы TJournal и vc.ru, платформа для зацикленных видеороликов Coub, а также сервис бронирования туров Ostrovok.ru и медицинский сервис BestDoctor. Сумма вложений и условия сделки со студией Кремер и Кронгауз не разглашаются.

Несмотря на быстрое развитие, в России рынок подкастов пока выглядит диким: нет ни реальной статистики по количеству прослушиваний, ни сформировавшихся лидеров. Зато, судя по уровню развития этой сферы в США, есть отличные перспективы — в 2018 году американские компании потратили на рекламу в подкастах $479 млн. Если верить прогнозам, по итогам 2019 года показатель приблизится к отметке $680 млн, а в 2021-м — превысит заветную планку в $1 млрд.

Следующий слайд

«Алгоритмика»

Крупнейшую по количеству учеников российскую школу программирования для детей в 2016 году создал бывший консультант McKinsey Андрей Лобанов. За три с лишним года работы «Алгоритмика» вышла за пределы страны и сегодня работает в 200 городах мира. Франчайзинговые отделения существуют в Австралии, США, Мексике, Эквадоре, Индии, Китае и пр. — всего в порядке 20 стран.

Выпускник мехмата МГУ Лобанов ничего не смыслил в программировании, но видел в трансформации школьного образования большие перспективы. Он набрал команду специалистов, вложил 3 млн рублей собственных накоплений и привлек еще 15 млн рублей от нескольких бизнес-ангелов. Идея была в том, чтобы принести в школы альтернативные — увлекательные и применимые на практике — занятия по информатике. В основу программы лег принцип геймификации: ребенок не просто изучает двоичный код, а выполняет задачу по заселению Марса или спасению Земли.

У компании есть собственная школа в Москве, франшиза с правом использовать IT-платформу и бренд «Алгоритмики», а также SaaS-модель, по которой школы и центры дополнительного образования берут систему «в аренду». Заниматься с «Алгоритмикой» могут дети от 5 до 17 лет — прямо на уроке в школе или с домашнего компьютера. Оценивает успешность прохождения курса преподаватель, у которого есть доступ к аналитике и методическим материалам.

Осенью 2019 года совладельцем «Алгоритмики» стал холдинг Mail.ru Group, купивший 11,7% компании (сумма сделки не разглашается). Для Mail это не первая инвестиция в сферу образования: у компании уже есть доли в образовательных сервисах GeekBrains и Skillbox. «Дело даже не в умении писать код — это не главное. Программирование учит системному мышлению, логике и полному спектру цифровых навыков. Все это станет прекрасной базой для любой профессии XXI века, какую бы ни выбрал ребенок« — считает Лобанов.

Узнать подробнее:

Детский код. Как с пеленок учат понимать логику компьютера

Следующий слайд

Winstrike

Киберспортивный холдинг Winstrike был создан в 2017 году бывшим маркетологом и руководителем портала Cyber.Sports.ru Ярославом Комковым и его партнерами-инвесторами. Компания с ходу стала одним из самых заметных игроков рынка.

Помимо изначальных инвестиций сооснователей компании, в 2018 году в холдинг вкладывался фонд FunCubator. В Winstrike фонд инвестировал $1,5 млн.

Winstrike не только управляет составами по нескольким ведущим киберспортивным дисциплинам (Dota 2, CS:GO и др.), но и всерьез занимается киберспортивным маркетингом, причем не только в собственных интересах (например, именно Winstrike продает спонсорские интеграции знаменитой украинской команды Na’Vi в России), а также претендует на заметную роль в сегменте организации турниров. В 2019-м в Москве благодаря Winstrike впервые состоялся турнир серии BLAST Pro Series по CS:GO с призовым фондом $250 000. Его спонсорами стали компании масштаба Toyota и Samsung.

В 2019-м, по словам Комкова, компания также провела крупнейший на постсоветском пространстве трансфер: капитан состава Winstrike по «контре» Кирилл Boombl4 Михайлов перешел в Na’Vi за «несколько сотен тысяч долларов».

Узнать подробнее:

15 самых влиятельных лиц киберспорта. Рейтинг Forbes

Следующий слайд

SHU

История основателя бренда одежды SHU Андрея Кравцова похожа на кино об идеальном стартапе. Предприниматель родился и вырос в Североуральске — небольшом городке в 450 км от Екатеринбурга. После школы переехал сначала в столицу Урала, а потом Санкт-Петербург в погоне за мечтой — стать рок-музыкантом. Но мечте не суждено было сбыться: волею судеб Кравцов начал работать на заводе Hyundai в Сестрорецке.

Однажды по дороге на работу ему пришла в голову идея желтого непромокаемого плаща — в противовес серой петербургской погоде. Этот момент и стал поворотным. В комиссионном магазине будущий стартапер раздобыл подержанную швейную машинку за 2900 рублей и сел шить. Учился на собственных ошибках: распарывал готовые вещи и смотрел, как они сделаны. Первыми покупателями стали коллеги по цеху.

Как-то раз за недельный отпуск Кравцов заработал больше, чем за месяц на заводе, и понял: пора увольняться. Он арендовал небольшое помещение и стал шить. В день удавалось произвести 1-2 плаща, всю работу выполнял полностью сам. Сарафанное радио и необычная концепция технологичной яркой одежды привели в SHU клиентов. Когда Кравцов перестал справляться с валом заказов, он отправился в Китай — налаживать связи с фабриками. Процесс отнял 2,5 года и много нервов, зато позволил сделать бизнес глобальным.

Сегодня у SHU две штаб-квартиры в Москве и Гуанчжоу. В 2019-м команда SHU открыла флагманский магазин на Невском проспекте. На открытии Кравцов делился успехами: контракты с дистрибьюторами из Скандинавии, Италии, Германии, Южной Кореи и Японии, одежда в 100 мультибрендовых магазинах по всему миру. Кроме того, магазины SHU открылись в Милане и Берлине — иностранцам, несмотря на отсутствие серой петербургской осени, желтые плащи тоже пришлись по вкусу.

Следующий слайд

Owlcat Games

Московская студия разработки видеоигр была основана в 2016 году опытной командой — сотрудники Owlcat ранее работали, например, в студии Nival и участвовали в разработке таких блокбастеров, как «Аллоды Онлайн», «Проклятые земли», Heroes of Might and Magic V и Silent Storm.

Первый проект молодой студии оказался основан на франшизе Paizo Publishing — Pathfinder (серия настольных игр, похожих по правилам на Dungeons&Dragons). Средства на разработку привлекли от инвесторов, среди которых контролировавшая на тот момент Owlcat структура холдинга Mail.ru Group — My.com, а также посредством краудфандинга. В совокупности пользователи тогда пожертвовали на проект более $900 000. Правда, как рассказывал глава Owlcat Олег Шпильчевский, на разработку полноценной игры суммы все равно не хватило — поход к инвесторам был неизбежен.

На выходе получилась хитовая игра Pathfinder: Kingmaker. К разработке привлекли даже знаменитого геймдизайнера Криса Авеллона, участвовавшего в разработке серии Fallout. Один только лексикон героев превысил миллион слов. Релиз состоялся осенью 2018-го.

Owlcat не раскрывает данных о продажах. По данным сервиса SteamSpy, владельцами цифровых копий Patfinder: Kingmaker могут быть от 200 000 до 500 000 пользователей. Вместе с другим проектом (Dakar 18) Kingmaker помог издателю Deep Silver выручить $27,6 млн в ноябре 2018-го.

Новый проект Owlcat — продолжение первой игры. К моменту анонса студия успела отделиться от My.com и переехать из Москвы на Кипр. С «дочкой» Mail.ru Group компания сохранила партнерские отношения. My.com даже вложилась в новую игру уже как сторонний инвестор. Также среди инвесторов проекта — Gem Capital. Всего Owlcat удалось привлечь $1 млн.

Следующий слайд

Drimsim

С идеей универсальной сим-карты, позволяющей пользоваться связью без роуминга в любой стране, новосибирский предприниматель Сергей Редьков пришел к одному из крупнейших в мире операторов Vodafone еще в 2011 году. Но переговоры закончились неудачей, а Редьков продолжил искать технического партнера для воплощения в жизнь своей глобальной концепции.

Через два года осмелилась замахнуться на мировой рынок сотовой связи швейцарская компания, название которой Сергей не раскрывает. Запуск прошел успешно: сегодня у Drimsim несколько сотен тысяч абонентов из 197 стран. Vodafone изменил свою позицию и все-таки стал партнером сервиса, также к программе подключились T-Mobile и Movistar/Telefonica. За все время стартап привлек €2,5 млн инвестиций, но на операционную окупаемость вышел только в 2018 году.

Неожиданную популярность среди российских пользователей Drimsim приобрел, когда оказалось, что услугами компании пользуется известный дизайнер Артемий Лебедев. Он лестно отозвался о сервисе в соцсетях, после чего количество пользователей возросло в несколько раз, а Drimsim три дня испытывал технические трудности из-за резкого наплыва клиентов, рассказывал Редьков Forbes.

Сейчас у компании более 400 операторов-партнеров по всему миру. Чтобы стать абонентом Drimsim, достаточно заказать сим-карту на сайте за €10, вставить ее в смартфон и начать пользоваться.

Узнать подробнее:

Как бизнесмен из Новосибирска создал единую сим-карту для всего мира

Следующий слайд

Apis Cor

Есть в нашем списке и рекордсмены Книги Гиннеса — российский стартап Apis Cor, который построил самый большой в мире дом с помощью технологии 3D-печати. Случилось это в Дубае, хотя для Apis Cor проект в ОАЭ был не первой пробой пера. До этого лидер стартапа Никита Чен-Юн-Тай уже печатал дом на площадке Ступинского завода ячеистого бетона. Тогда процесс занял всего сутки: создавали сначала опалубку, потом стены. Дубайский дом, для сравнения, команда Apis Cor возводила два года. Себестоимость квадратного метра постройки в ОАЭ составила около 16 000 рублей, а весь дом обошелся в €593 000.

Принтер Чен-Юн-Тай тоже создал сам — на это ушло около двух лет и 10 млн рублей. Разрабатывал инженерное чудо россиянин в помещении бывшего овощехранилища в родном Иркутске, которое арендовал за 25 000 рублей. Довести дело до ума на родине не вышло — не хватало профильных специалистов. Тогда Чен-Юн-Тай привлек в компанию партнера Бориса Близнюкова, который вложил в проект $1 млн, получив половину Apis Cor (позже доля Близнюкова сократилась до 30%). Деньги пошли на переезд ближе к столице и оплату труда инженеров. Ход сработал: принтер был доработан и доказал свою дееспособность в деле.

После первого успеха в Ступино российский стартап заметили за рубежом: об Apis Cor написали The Washington Post и The Sun, а в 2017-м Чен-Юн-Тай получил письмо из ОАЭ. В нем шла речь о заказе на амбициозную постройку площадью 640 кв. м.

На рекорде Гиннеса Чен-Юн-Тай останавливаться не планирует и собирается еще активнее осваивать зарубежный рынок. На Западе технология 3D-печати зданий будет более чем востребована, уверен предприниматель: это быстрее, дешевле, а главное — технологичнее, чем аналоговое строительство руками десятков людей.

Узнать подробнее:

Как россияне напечатали двухэтажный дом в Дубае на 3D-принтере и вошли в Книгу рекордов Гиннесса

Следующий слайд

«Синхронизация»

«Синхронизация» — один из самых крупных в Москве лекториев для взрослых, который рассказывает об истории искусства, литературы, кино и других областях знаний доступным языком. Его основали в 2015 году друзья Мария Бородецкая и Андрей Лобанов. Через год Лобанов переключился на проект в другой сфере (см. слайд про стартап «Алгоритмика»), и генеральным директором стала Бородецкая.

Бывший маркетолог, она сразу взялась за переупаковку продукта: вместо точечных лекций по темам, привязанным к выставкам, премьерам или специализации преподавателя, которые проходили на старте и привлекали всего по несколько друзей основателей, сделала упор на фундаментальные программы, разбитые на курсы. Цель, которую декларирует «Синхронизация», — не просто дать слушателям факты по отдельным предметам, а сложить их в «стройную систему, каркас, на который потом уже можно нанизывать специальные знания в той или иной области». Такой системный подход пользуется спросом: по итогам 2019 года выручка лектория превысила 100 млн рублей, проект с первого года работает в плюс и увеличивает финансовые показатели в 2,5 раза каждый год.

Объем рынка дополнительного непрофессионального образования в Москве, на котором работает «Синхронизация», Бородецкая оценивает в 600-700 млн рублей в год. И он будет расти, уверена основательница: москвичам надоело проводить время в ресторанах и кино, и рынок обучения в виде развлечения — один из самых перспективных, говорит Бородецкая.
Осенью 2018 года «Синхронизация» запустила онлайн-направление. Формат неожиданно выстрелил: сегодня уже около 50% всех лекций компании проходят онлайн, еще 30% — публичные офлайн-лекции, 20% — корпоративные мероприятия. Суммарная аудитория — 7000 человек в месяц.

Кроме «живых» и онлайн-лекций, «Синхронизация» обросла множеством нетипичных для лектория форматов — организовывает поездки выходного дня, завтраки с преподавателями, лекции в старинных особняках, квизы и т.д. В ближайших планах — выход за рубеж: по словам Марии, курсы охотно проходит русскоязычная аудитория из Европы и США: 20% онлайн-покупок уже сейчас совершаются из других стран.

Следующий слайд

«Дядя Дёнер»

История федеральной сети шаурмянных «Дядя Дёнер» началась в 2009 году с убыточной точки на цокольном этаже, которую открыл в Новосибирске местный предприниматель Антон Лыков. До этого он несколько лет был правой рукой сооснователя сети кофеен Traveler’s Coffee Анвара Пириева. Лыков быстро впитал опыт работы в глобальной компании и решил открыть свое дело.

Маленькую шаурмянную «Падишах» возле транспортной развязки он открыл, продав две машины. Но бизнес приносил только убытки — нужно было открывать сеть.

С инвестициями помог другой местный предприниматель Антон Горестов, с которым Лыков когда-то работал в казино. Вместе партнеры инвестировали 2 млн рублей в открытие пяти шаурмянных. К делу партнеры подошли по науке: сразу ввели технологические карты, униформу и KPI для поваров, придумали конструктор шаурмы, как в Subway.

Все это помогло шаурмянным «Дядя Дёнер» стать настоящей глобальной компанией с советом директоров, открыть 115 точек в 10 городах России. За десять лет «Дядя Дёнер» выпустил собственные облигации, чтобы привлечь дополнительный капитал для развития, попасть в шоу Ивана Урганта и получить статус одной из самых крупных self-made сетей уличной еды в России.

В ближайших планах Лыкова и Горестова — покорение Москвы. Потенциал огромен, считают основатели: сегмент шаурменных в городе, по их мнению, работает на уровне отдельных привокзальных точек, и «Дядя Дёнер» с отработанной франчайзинговой схемой и технологической платформой метит в лидеры рынка.

Узнать подробнее:

Как два сибиряка построили бизнес на шаурме с оборотом в 500 млн рублей в год

Следующий слайд

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.