Ланч от Игнашевича: как тренер «Торпедо» и совладелец сети «Кофепорт» зарабатывают миллионы на супе

Источник: forbes.ru

В «Суп-кафе» на Брестской улице лофтовые кирпичные стены, барная стойка и текстильные кресла в уютном стиле хюгге. В меню — больше 40 супов, есть даже сладкие. Модное место с полезными ланчами еще пять лет назад было студенческой столовой с советским дизайном и советскими же ценами. Сегодня кафе развивает основатель первой в России сети точек «кофе с собой» «Кофепорт» Владимир Мильруд и его друг детства, в прошлом защитник ЦСКА и сборной России, а ныне главный тренер московского «Торпедо» Сергей Игнашевич.

Во время кризиса 2014 года партнерам досталась убыточная супная, которую раньше развивал их арендатор. Бывший владелец «Суп-кафе» Валерий Горячев утверждает, что сделка была несправедливой и бизнес у него забрали, не заплатив оговоренной суммы (нынешние владельцы эту версию комментировать отказались). В итоге в Москве работает два «Суп-кафе» — одно принадлежит владельцу «Кофепорта» и знаменитому футболисту, второе — автору идеи Валерию Горячеву. Forbes разобрался, как на одной станции метро уживаются два заведения с идентичным названием и что позволило Мильруду и Игнашевичу заработать на супах больше 100 млн рублей в 2018 году.

Футболист-бизнесмен

Владимир Мильруд с детства мечтал стать профессиональным футболистом. В 1989-м, когда ему было 10 лет, начал тренироваться в московской школе «Торпедо», среди выходцев которой, например, — бывшие защитники ЦСКА и сборной России Алексей и Василий Березуцкие. Затем поступил на преподавателя физкультуры в Московскую государственную академию физической культуры в Малаховке. «Мне было важно, чтобы в институте можно было получать образование и параллельно тренироваться», — объясняет Владимир. В университете он учился и тренировался вместе со своим одноклубником Сергеем Игнашевичем, в будущем звездой российского футбола.

Мильруд делал успехи — играл в третьей по силе лиге, но постоянно прогрессировал. Пока в конце 1990-х во время предсезонной тренировки с молодежным составом московского «Спартака» не разорвал боковые связки коленного сустава. Травма на несколько месяцев выбила его из колеи и заставила задуматься об уходе из большого спорта. «Когда ты здоров, ты нужен. Как только получаешь травму, твоя востребованность падает, перед будущим встает большой знак вопроса. Мне хотелось стабильности, а не того, чтобы доход зависел от здоровья и нагрузок», — рассказывает Мильруд.

В 1998 году его пути с Игнашевичем разошлись: тот получил первый взрослый контракт в клубе высшего дивизиона — самарских «Крыльях советов», а Мильруд принялся искать работу вне футбола. Месяц проработал барменом в ресторане при одном из магазинов в Столешниковом переулке, а потом решил заняться своим бизнесом. «Родители тогда очень переживали за мое будущее: ни образования нормального, ни стабильности в профессиональном спорте. Это очень давило и заставляло вертеться», — рассказывает предприниматель.

«Пока ты здоров, ты нужен, но как только получаешь травму, перед будущим встает большой знак вопроса»

В 20 лет Владимир женился — и необходимость содержать молодую семью заставила «вертеться» еще активнее. Он зарегистрировал ИП, снял помещение у метро «Новокузнецкая» и вместе со знакомым открыл магазин джинсов и кожаных изделий. Дела шли неважно, и Мильруд задумался над сменой концепции.

Решил, что здорово было бы заменить джинсы аудио- и видеокассетами. «Тогда это было востребовано, к тому же мы сами могли бы слушать новинки первыми и при этом зарабатывать», — объясняет свои мотивацию предприниматель. Вместе с 19-летним приятелем-меломаном Владимир нашел поставщиков и начал торговать кассетами в том же помещении на «Новокузнецкой». Громкая музыка из колонок, которые Мильруд ставил у входа, привлекала прохожих, от покупателей не было отбоя: «Мы не успевали ездить на оптовый склад — люди покупали и покупали».

Под новый 2001 год на все вырученные средства партнеры закупили новую партию кассет. Ждали, что за праздничные каникулы посетители все раскупят, но прогадали: район в самом центре Москвы, куда люди приезжали на работу, «вымер» в выходные дни. «Мы разложили товар, включили колонки, а на улице ни души. Пришлось раздать все кассеты друзьям или продать с большой скидкой: через неделю музыкальные хиты бы уже устарели», — вспоминает Владимир. В начале года магазину подняли арендную плату, и точку пришлось закрыть.

Мильруд почувствовал вкус к предпринимательству и осенью 2001-го запустил новый проект — прокат видеокассет в районе Отрадное. Деньги на открытие, около $15 000, занял у родной тети. «Помещение было недалеко от дома и удачно расположено в торговом центре. Бизнес был похож на мечту: с утра до вечера мы смотрели фильмы и получали деньги от аренды», — вспоминает он.

Дела шли хорошо: уже через год Мильруд отдал вложенные деньги тете и решил выйти из оперативного управления. В прокат он нанял нескольких сотрудников, а сам переквалифицировался в риэлтора: «Понял, что с бизнесом может случиться всякое, а недвижимость — самый стабильный источник дохода». Начал с позиции помощника риэлтора в агентстве «Инком-Недвижимость», а в 2002-м сам стал частным риэлтором и вдвоем с женой приобрел за $105 000 торговое помещение у метро «Братиславская». Инвесторами выступили родственники супругов: родители Владимира ради этого даже продали квартиру. Семья начала сдавать площадь в аренду — затея приносила по $1500 в месяц.

К середине 2000-х белая полоса закончилась. Видеопрокат сдулся: на смену кассетам пришли DVD-диски, которые в закупке стоили дороже, а высоким спросом не пользовались. Владимир продал бизнес за $7000 (около 200 000 рублей по тому курсу), развелся и оставил бывшей жене помещение на «Братиславской». «У нас уже был ребенок, и я это сделал ради него», — говорит предприниматель.

Суп раздора

Еще в 2004 году через друга Мильруд нашел человека, который продавал ресторанное помещение на 1-й Брестской улице неподалеку от станции метро «Белорусская». В проект он решил пригласить друга детства — Сергея Игнашевича, который на тот момент уже был звездой российского футбола: стал чемпионом России в составе московского «Локомотива», дебютировал в сборной страны и перешел в столичный же ЦСКА, где и провел большую часть карьеры. Мильруд предложил ему приобрести помещение в складчину: «Я пришел к нему и сказал: «Давай попробуем вложиться во что-то стабильное, что позволит просто получать арендные платежи и на эти деньги жить». Игнашевич на вопросы Forbes о проекте не ответил, но свое участие и дружбу с Мильрудом подтвердил.

Помещение площадью 300 кв. м стоило $800 000. Предложение, по словам Мильруда, было выгодным, но таких денег у него не было. «Мне было всего 25 лет. Такая сумма мне не то, что не снилась — я боялся назвать ее вслух», — признается Владимир. Игнашевич взял расходы на себя, а Мильруд обязался отдать футболисту половину суммы в течение 3-4 лет. Доли в созданном ООО «Белив», которое по сегодняшний день является собственником помещения, приятели поделили поровну.

«Он сказал, что нормального супа в городе нет, а я зацепился за эту мысль»

В помещении, на которое положили глаз Мильруд и Игнашевич, к тому моменту уже четыре года работало небольшое «Суп-кафе» предпринимателя Валерия Горячева. После выкупа площади Мильрудом и Игнашевичем Горячев продолжил арендовать помещение.

Идею открыть необычное заведение в 2001 году ему подкинул знакомый. «Он сказал, что нормального супа в городе нет, а я зацепился за эту мысль», — вспоминает Горячев. Проект рос: в начале 2010-х Горячев открыл еще несколько «Суп-кафе» в Москве — в бизнес-центре на Скаковой улице у той же «Белорусской», в деловом центре «Москва-Сити» и на Подъемной улице у метро «Авиамоторная».

В августе 2014 года после кризиса точки в «Сити» и на Подъемной закрылись. Тогда же начались проблемы с выплатой аренды на 1-й Брестской, уверяет Мильруд. «Мы посидели, пообщались с основателем «Суп-кафе» на эту тему и договорились, что расторгнем арендные отношения и при его желании дадим заведению вторую жизнь», — рассказывает Владимир. Сумму отступных за бренд участники сделки не называют. «Это были копейки», — уверяет Горячев. По словам основателя «Суп-кафе», никаких документов стороны не подписывали — общались много лет, доверяли друг другу. Но оговоренной суммы он не получил, настаивает Горячев. О подробностях рассказывает неохотно: «Меня «кинули» в процессе. Это больная мозоль, не хотелось бы ворошить прошлое».

От сети Горячева осталось всего одно кафе — на Скаковой улице, рядом с «Суп-кафе», выкупленным Мильрудом и Игнашевичем. Обе точки так и работают под общим названием. По данным СПАРК, в 2015-м юрлицо Горчева ООО «Тэрра» перешло к Михаилу Малясову, но кассир «Суп-кафе», до которого дозвонился Forbes, утверждает, что «Валерий Геннадьевич [Горячев] и по сей день управляет заведением». В 2018-м, по данным СПАРК, выручка кафе на Скаковой составила 38 млн рублей, прибыль — 2,6 млн. Это в несколько раз ниже, чем у «Суп-кафе» на 1-й Брестской.

По версии Мильруда, он договорился с Горячевым о том, что в Москве будет всего одно заведение с таким названием, и тот обязался переименовать точку на Скаковой, но не соблюл условия сделки. Горячев отрицает эти претензии: «Все происходило сумбурно». Так или иначе, из-за одинаковых названий заведения до сих пор путают клиенты.

Через несколько месяцев после сделки с Горячевым Мильруд закрыл «Суп-кафе» на 1-й Брестской на ремонт. «Гостям, которые сюда приходили студентами, теперь было по 35-40 лет. У них появились жены, семьи, они уже хотели приходить в другие заведения — не в полуподвальные с низкими потолками, а в красивые, с хорошим ремонтом и приятной атмосферой», — объясняет Владимир. Реконструкция, ребрендинг и обновление меню заняли полгода и обошлись в 50-60 млн рублей. Средства пошли на поднятие потолков, замену перекрытий и коммуникаций, оборудование новых проемов, а также зарплату 44 сотрудникам, которых Мильруд решил не увольнять на время ремонта: «Мы не планировали тратить настолько большую сумму. Помещение на первый взгляд было рабочим, надо было только стулья и столы обновить. Но когда окунулись в бизнес с головой, поняли, что без капитального ремонта не обойтись».

Кофейный пионер

Такие капитальные затраты оказались Игнашевичу и Мильруду по карману. Футболист, по данным Sports.ru, тогда зарабатывал в ЦСКА по €2 млн в год, а Мильруд развивал сеть «Кофепорт».

Его кофейный бизнес стартовал в 2010-м. На формат «кофе с собой» Владимир обратил внимание во время частых совместных поездок в Европу с приятелем Львом Копыловым, который 18 лет работал в производителе керамики Villeroy&Boch. «Стоил там кофе всего по €1. В России мало того, что формата «с собой» не было, так еще и в обычных кофейнях кофе стоил по 200 рублей», — поясняет Мильруд.

Идея наводнить московские бизнес-центры недорогим напитком в бумажных стаканчиках зажгла Мильруда и Копылова. Около полугода они разрабатывали формат кофейных «островков» и отправляли письма в управляющие офисами компании. А в начале 2010-го получили первый положительный ответ от БЦ Cherry Tower в Новых Черемушках. На запуск первого «Кофепорта» в сентябре того же года они потратили около 2 млн рублей.

Зерна закупали у одной из итальянских компаний. Поставщиком выпечки на первых порах была пекарня «Волконский». Стоимость за счет отсутствия залов удалось снизить в полтора-два раза от привычных ценников в кофейнях: эспрессо продавали по 60 рублей, капучино — по 90.

Поначалу точка была убыточной, но к концу года, когда клиенты «распробовали формат», вышла в ноль. В 2011-м Мильруд и Копылов открыли еще три «Кофепорта» — на Даниловской мануфактуре, в деловом квартале «Новоспасский» и БЦ «Северная башня» в «Москва-Сити». Масштабироваться помогло одно из агентств недвижимости (какое, Мильруд не говорит), сотрудник которого «обратил на проект внимание» и помог с развитием. К 2016 году с помощью этого агентства сеть выросла до нескольких десятков заведений.

«Основатели «Кофепорта» действительно привезли в Россию формат «кофе с собой» и были первыми, кто начал открывать такие островки»

Мильруд и Копылов действительно привезли в Россию формат «кофе с собой» и были первыми, кто начал открывать такие островки, говорит Аяз Шабутдинов, основатель группы компаний «Лайк», в которую входит одна из крупнейших в стране сетей кофеен Like Coffee. «Риэлтор, который за вознаграждение договаривался с бизнес-центрами, — один из факторов успеха «Кофепорта». До сих пор отличные локации — одно из их преимуществ», — считает Шабутдинов.

В 2016 году партнеры запустили собственное пекарное производство. Открытие цеха обошлось в 15 млн рублей и позволило не зависеть от изменения цен поставщиков выпечки, говорит Мильруд. Дегустаторами продукции стали его дети: «Они дают самую настоящую обратную связь. Если не вкусно, они так и говорят». С 2016-го по 2018 годы выручка «Кофепорта», по данным СПАРК, увеличилась почти вдвое — до 523 млн рублей, а прибыль почти втрое — до 90 млн рублей. Сейчас в сети около 80 заведений.

Успехи «Кофепорта» связаны с тем, что основатели вовремя вышли на рынок и предложили то, что важно аудитории — скорость обслуживания, мобильность и невысокую цену, считает сооснователь сети кофеен Jeffreys Алексей Каранюк.

Доходы от «Кофепорта» позволили профинансировать еще одно начинание Мильруда — филиал французской школы танцев Dancenter, который он открыл в 2011 году вместе со второй супругой Лилианой. Правда, прожил проект недолго: «В Париже эта школа работает больше 20 лет, но мы не учли многих факторов, связанных с российской спецификой потребления услуг». С тех пор жена активно участвует во всех проектах Мильруда и «является главным партнером по жизни и в бизнесе», подчеркивает он.

Отобедать у звезды

В октябре 2015-го обновленное «Суп-кафе» на 1-й Брестской открылось. Заведение разделили на две зоны — барную в стиле лофт и ресторанную с мягкой мебелью, деревянными столами и открытой кухней. Основой меню остались супы: их 44 вида — на рыбном, овощном, мясном бульоне и даже десертные. Помимо традиционных супов в меню добавили салаты и горячие блюда. Заведение работает круглосуточно: днем в него заходят на ланч, вечером и ночью спросом пользуется бар с винами, ликерами и коктейлями.

«Когда я жила на «Белорусской», постоянно ходила туда есть, — говорит Ирина, управляющая ресторана Bjorn на Пятницкой. — Особенно радостно было, когда они сделали ребрендинг и кафе стало более современным и свежим. Я переехала несколько лет назад, но иногда, когда бываю на «Белорусской» по работе, захожу в гости». Поначалу посетителями кафе были местные жители и люди, которые работали неподалеку. Но со временем с помощью вливаний в маркетинг и ставки на круглосуточную работу Мильруд смог привлечь в заведение новую аудиторию.

«Сергей редко говорит, что имеет к этому отношение. Даже если зайдет, сядет где-то в углу, чтобы его не было видно»

В 2015 году «Суп-кафе» на 1-й Брестской, по данным СПАРК, получило около 22 млн рублей выручки, но всего порядка 240 000 рублей прибыли. В следующем году оборот составил уже около 70 млн рублей, а прибыль — 9,4 млн рублей. Сейчас заведение приносит в среднем по 10 млн выручки в месяц, рентабельность составляет 15-20%, приводит цифры Мильруд. По словам Ирины из Bjorn, это «нормальный» для рынка показатель. «К тому же рентабельность заведений с монопродуктом выше, чем у классических ресторанов», — поясняет она.

Игнашевич в операционном управлении участия не принимает, но все стратегические решения принимаются совместно, говорит Мильруд. Есть влияние звезды футбола и в меню: один из самых популярных десертов — блюдо с интригующим названием «Шоколадный газон «Сухой лист». Десерт из бисквита и сливочного крема с шоколадом придумал сам Игнашевич, а название — отсылка к футбольному термину, означающему гол с углового удара. О связи с «видом спорта номер один» говорит не только десерт: по вечерам в кафе также транслируют знаковые матчи. Тем не менее, не все посетители знают, что совладельцем является Игнашевич. «Сергей очень редко говорит, что заведение имеет к нему отношение, — отмечает Мильруд. — Даже если зайдет, сядет где-то в углу, чтобы его не было видно». Своей популярностью «Суп-кафе» в большой степени обязан знаменитому совладельцу, считают Игорь и Наталья Цибизовы, основатели петербургского проекта Food Сup.

Конкурентов у «Суп-кафе» в столице не много. В похожем формате — с супами в стакане — работает заведение «ШейкБери» на Китай-городе. А вот Soup&Go — проект холдинга «Арпиком» (рестораны Goodman, «Филимонова и Янкель», «Колбасофф») — в 2013 году пришлось закрыть. «Суп-кафе» такая участь не грозит, уверены его владельцы: собственные помещение и производство, а также растущий тренд на простую и недорогую еду должны обеспечить стабильный рост год от года.

При участии Натальи Пешковой

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.