Как найти инвестиции в Кремниевой долине? Советы партнеров фонда Gagarin Capital

Источник: forbes.ru

Forbes представляет новую постоянную рубрику «Вопрос по делу», в рамках которой мы решили дать нашим читателям возможность задавать вопросы самым известным и влиятельным инвесторам (их мы собирали через группу «Forbes. Идеи для бизнеса» в Facebook, почтовый ящик success@forbes.ru и дополнили собственными).

Первые герои — партнеры фонда Gagarin Capital Николай Давыдов и Михаил Тавер. Gagarin Capital — известный венчурный фонд, в его портфолио 19 проинвестированных проектов. Давыдов и Тавер участвовали в сделке MSQRD с Facebook и вкладывались в том числе в такие яркие стартапы, как Prisma, iFarm, Earth AI и Wallarm. Специализация фонда — инвестиции и развитие стартапов в области искусственного интеллекта на ранних стадиях.

Имя следующего героя «Вопроса по делу» мы назовем в самое ближайшее время, следите за обновлениями в наших группах в Facebook и «ВКонтакте», а также в Telegram–канале «Forbes. Идеи для бизнеса».

Какую схему сотрудничества с инвесторами выбрать? Если предлагать долю, то какую? Всегда ли нужно для этого делать прогноз стоимости стартапа через X лет? Каким методом этот прогноз лучше проводить? (Василий Котик, менеджер по развитию бизнеса в стартапе из сферы маркетинговых технологий)

Михаил Тавер (М.Т.): Все зависит от потребностей и того, какие деньги нужны и реальны для вас. Если есть возможность получить обычный кредит и ваш бизнес нормально перенесет эту нагрузку, это нередко дешевле. Тогда долю отдавать не придется, но кредит сложнее получить. На ранних стадиях нормальная практика — брать конвертируемые займы, так проще договориться по оценке. Например, привязав ее к следующему раунду с дисконтом и переложив это на период, когда бизнес станет взрослее и прогнозируемее. В целом вам нужно лишь понимание требуемой суммы, а конкретный механизм и условия вы разработаете с инвестором сами. Может быть много индивидуальных нюансов, все зависит от ситуации. Долю на ранних стадиях отдавать неразумно, да и опытный инвестор не станет брать. Прогноз стоимости не нужен, этот анализ инвестор сделает сам. Если хотите помочь, дайте примеры сделок в своей сфере или сопоставимых торгующихся компаний и мультипликаторов. Метод если и использовать — скорее мультипликаторы, точное прогнозирование DCF (дисконтирование денежных потоков. — Forbes) на ранних стадиях бессмысленно.

Как вы ищете проекты для инвестиций?

Николай Давыдов (Н.Д.): У нас несколько направлений для поиска. Во-первых, мы ищем проекты сами и смотрим на тех, кто в поисках финансирования, но не пишет нам напрямую. Тогда мы стараемся выйти на них. Пока Gagarin все-таки может себе позволить рыбалку, а не охоту. Эти проекты мы ищем в первую очередь через нетворк. Поскольку у нас довольно узкий фокус (искусственный интеллект, AI. — Forbes), то начинаем от науки — следим за всеми публикациями. Встречаемся с учеными, чтобы понимать: где лимиты технологии, какие следующие темы будут взлетать и в каких индустриях их можно применить. Когда мы понимаем индустрию, то через нетворк пытаемся найти всех людей, которые в этой индустрии что-то делают. Большинство компаний попали в наш портфель, потому что мы либо лично были знакомы с фаундером, либо знали основателей через одно, максимум два рукопожатия. Помимо этого, стараемся держать на карандаше всех крутых менеджеров продуктов в консьюмерском секторе. Еcли у Google, «Яндекса», Facebook или Amazon появляется продукт, который круто сделан, мы стараемся понять, кто его делал. И почти всегда люди рассказывают о своих идеях, чтобы получить обратную связь. И в результате этого общения они в какой-то момент звонят и говорят: «Слушай, я сделал прототип, вроде юзерам нравится, посмотри». Еще мы смотрим университетские демо и заявки в акселераторы, например Y Combinator.

Как вы взаимодействуете с проектами, после того как проинвестировали в них? На что может рассчитывать компания, в которую вы вошли?

М.Т.: Мы достаточно hands-on, то есть нам мало просто инвестировать в компанию и ждать результата либо откликаться лишь на запросы предпринимателей. Стараемся проактивно предлагать помощь, советуем, делимся связями. С каждой портфельной компанией обязателен регулярный созвон раз в 3-4 недели, помимо этого, ведем непрерывную переписку в мессенджерах или по почте. Это возможно благодаря небольшому размеру портфеля — если бы у нас было, скажем, пять десятков компаний, мы не смогли бы уделять должное внимание каждой. Конечно, стараемся не быть навязчивы и не мешать работать, хотя иногда навязчивым быть приходится, не всегда получается донести ту или иную мысль сразу, а делать это надо. Стараемся помочь всем, чем можем. Это могут быть связи, советы, сухая одежда после дождя — что угодно.

Трения между США и Китаем могут заставить выбирать — вам в Китай за рынком и инвесторами или в Штаты?

Что для вас важно в команде, основателе и продукте?

Н.Д: Основатель должен понимать, что он делает. Или хотя бы понимать, какая экспертиза ему нужна и где ее искать. По продукту вообще очень многое можно понять. Важно сразу оценить, сколько в него воткнуто костылей. Это дает понимание культуры зарождающейся компании: как команда подходит к разработке, тестированию, к сбору фидбэка, маркетингу, дизайну. А самое главное — продукт рассказывает про технологию. Потому что рассказать на словах можно очень много всего, а то, как это работает, можно посмотреть, только потыкав палочкой.

М.Т: Идеальный продукт на очень нишевом рынке — не совсем то, что нам интересно. Инвестиционный потенциал у таких проектов невысокий. Мы, конечно, похвалим, может быть, сами будем пользоваться, но вряд ли проинвестируем. Еще очень важна финансовая модель: она помогает фаундеру понять, как у него внутри все построено. В процессе построения ты смотришь на фаундера, насколько он действительно глубоко понимает, что делает, потому что многие делают от балды, по наитию, скучно и неинтересно.

Как основателю стартапа понять, нужно ли ему идти на международный рынок, в частности рынок США?

Н.Д.: Любому фаундеру желательно идти на международный рынок. Если мы говорим о России — здесь рынок недостаточно большой, да еще и обладает определенной спецификой, которая редко приветствуется за пределами страны. Зачем ограничивать себя в возможностях? Решение о зарубежном рынке имеет смысл принять, планируя первые годы развития бизнеса. Зачастую фаундеры не решаются выходить сразу в открытое море, боясь конкуренции, хотят «потренироваться на кошках». Это ошибка. Конкуренция и экосистема международных рынков — это круто и полезно. У вас будет доступ к гораздо большему количеству вариантов финансирования, сбыта, технологий, инфраструктуры. Мы живем в глобальном мире, неразумно не использовать его возможности, более того, это опасно, ведь не используешь ты — используют другие, упустишь возможность, будешь менее конкурентоспособен и проиграешь. В конце концов, мы инвесторы, наша цель — заработать. Уже из этого банального соображения мы заинтересованы в том, чтобы доллар выручки стоил дороже при продаже, а международный доллар стоит гораздо дороже доллара нишевого.

Проекты, которые нацелены на российский рынок, вас не интересует?

М.Т.: Мы допускаем какую-то пропорцию российской выручки у портфельных компаний, но все же рынок должен быть достаточно большим. В России нет такого рынка, кроме нефтегаза, а он у нас государственный. Если наши компании хорошо себя чувствуют, то они очень дорого продаются. Если они чувствуют себя средне/плохо, они все равно продаются. Их покупают 300 регулярных покупателей в Долине. В России другая ситуация: либо ты выиграл-выиграл, либо ты проиграл. Других вариантов нет. А выигрыш здесь часто означает, что ты продался «госу», «квазигосу» или «окологосу».

Как правильно выбрать акселератор и на что обращать внимание при подаче заявки?

М.Т.: Желательно в первую очередь понять, нужен ли он вообще. Акселератор зачастую школа, он дает общие необходимые навыки: как вести операционную деятельность, как выбрать и протестировать бизнес-модель, как презентовать себя. Бывают серийные предприниматели, которые все это уже знают, акселератор может их лишь отвлечь от работы. Еще важно, что акселератор дает доступ к пулу инвесторов. Пул зачастую широкий и разношерстный. Если вы хотите пообщаться с конкретными представителями отрасли, менторами или фондами, иногда проще выйти на них напрямую. Акселератор может поставить на вас дополнительный знак качества, но это точно не необходимо, если у вас и так классный проект. В принципе этот набор и является критерием для выбора акселератора. Посмотрите внимательно, что может дать акселератор и нужно ли это вам.

Бывают такие, которые не дают почти ничего, кроме денег и места в офисе. Бывают такие, что и денег не дадут — просто кредиты в Google Cloud или AWS. Может быть, вам именно этого и не хватает? Тогда почему нет? Можно поговорить с выпускниками акселератора. Не просто смотреть на успешные компании, которые там побывали, а именно спросить: а много ли он им дал?

Стараемся помочь стартапам всем, чем можем. Это могут быть связи, советы, сухая одежда после дождя — что угодно

Как основателю стартапа понять, нужен ли ему акселератор уровня Y Combinator (YC)?

Н.Д.: Если у вас возникает такой вопрос, то он вам точно нужен. В первую очередь, акселератор дает нетворк из инвесторов и доступ к качественному бизнес-сообществу в Долине.

При этом проекту может быть нужен какой-то конкретный фонд или инвестор, и через хороший акселератор выйти на него гораздо проще. Если же у вас уже есть инвесторы или вы с ними знакомы хотя бы через одно рукопожатие, то вам не нужен YC. Надо понимать, что в процессе акселерации в YC нередко компании полностью меняют бизнес-модель и превращаются в другие, там это поощряется. Но вот расфокус не приветствуется.

Как правильно подать заявку в Y Combinator?

М.Т.: Заявка состоит из анкеты и видео. На видео надо быть живым, приятным, улыбающимся человеком, который четко знает, что, почему и для кого делает и почему это должно полететь. В заявке есть условные стоп-слова, после которых тебя не будут дальше смотреть. Соло-фаундер — это красный флаг для YC. Статистически соло-фаундеры реже достигают успеха, чем группа фаундеров. Кроме того, жюри напрягает, если фаундер ведет бизнес параллельно с работой по найму. Проходят примерно 10 интервью одновременно. Интервью длится одну минуту, на вход в комнату и двигание стульев больше времени уходит, чем на ответы на вопросы. Но стартапов они просеивают тысячи, чтобы взять 200. Полезно добавиться в группу выпускников Y Combinator на Facebook и показать там свою анкету и презентацию, ребята дают ценный фидбэк. Если вы получили обратную связь и она была неплохой, вы ею воспользовались и сделали заявку еще лучше, то выпускник может вас порекомендовать жюри YC.

Какой процент российских стартапов проходит в YC?

Н.Д.: 1-2%. Часто проходят команды, где российский или украинский СТО и американский фаундер или фаундеры.

Вы начали инвестировать в 2016 году. Появилась ли с тех пор конкуренция среди инвесторов за проекты в интересующей вас сфере AI?

Н.Д.: AI перестал быть модным в какой-то момент, мы благодарны крипте за перетягивание одеяла. Пока криптовалюты были на хайпе, с нами никто не конкурировал, но слишком много было странных людей в этом рынке. Сейчас лучше, потому что у нас нет прямых конкурентов. У нас есть комплементарные игроки, с которыми мы хорошо работаем, много раз совместно проинвестировали. Мы с ними не конкурируем. В Америке или Европе почти нет историй, когда один инвестор закрывает весь раунд, это скорее чисто российская история. В Штатах и Европе в одном раунде может быть 4-5 фондов, которые примерно равными кусками зашли и все помогают проектам. У нас сейчас около 40% портфеля приходится на Европу.

Почему вы стали смотреть на стартапы из тяжелой индустрии?

М.Т.: У них хороший потенциал. Они такие неуклюжие, нелепые, при этом люди там умеют считать деньги. Они давно уже выросли до гигантских масштабов, поэтому понимают, что даже 1% изменения себестоимости — это значимая цифра. Сами по себе эти индустрии неповоротливые, поэтому они часто не в состоянии умело отобрать какие-то технологии и поэтому там хороший потенциал.

Интервью в Y Combinator длится одну минуту, на вход в комнату и двигание стульев уходит больше времени, чем на ответы на вопросы

Жив ли Фонд развития интернет-инициатив? Как к нему относиться и можно ли с ним кашу сварить самому обычному стартапу? (Василий Котик)

М.Т.: Думаю, отвечать на вопросы про варку каши с собратьями по рынку несколько бестактно и этот вопрос стоит адресовать им самим или тем, кто получал их инвестиции.

Как устроиться на работу к вам в фонд? (Юлиана Михайлова, безработная)

М.Т.: Мы не берем сотрудников.

Как найти ментора или тьютора, чтобы сделать первые шаги в направлении своего дела?

М.Т.: Первые шаги обязательно делать самому. Если вы не в состоянии их сделать самостоятельно, боюсь, свое дело не для вас.

Мы планируем международное развитие, есть вопрос-предложение к Николаю Давыдову: можно ли посотрудничать с фондом в этом направлении? Как можно презентовать свой стартап? (Владимир Иванов, гендиректор винной платформы Independent Wine Media iMVINO)

М.Т.: Присылайте материалы в почту или FB, если заинтересуемся — обязательно свяжемся с вами.

Есть ли смысл искать инвестиции за границей?

М.Т.: Зависит от ситуации, однозначного ответа быть не может. Если вы планируете работать на зарубежных рынках, заграничные инвесторы могут дать не только деньги, но еще советы и связи на своем рынке для масштабирования бизнеса или поиска последующих раундов инвестиций. На глобальном рынке гораздо больше денег, он сформировался ощутимо раньше российского, поэтому инвесторы там зачастую более опытные и с ними может оказаться комфортнее иметь дело.

Я бы также задался вопросом, готовы ли зарубежные инвесторы инвестировать в вас. Российские компании и фаундеры нередко сталкиваются со сложностями в этом вопросе в силу разных причин — от не до конца понятной или избыточно локальной бизнес-модели до банального отсутствия владения иностранным языком или зияющих культурных различий. Если вы уверены, что эти проблемы решаемы, а зарубежные инвесторы будут вам полезны, то попробовать точно имеет смысл, даже если инвестиции из России более доступны. В конце концов, почему не собрать корзину из инвесторов разных географий?

Я бы также обратил внимание на то, из какой страны потенциальные инвесторы. Например, текущие геополитические трения между США и Китаем могут заставить выбирать, вам в Китай за рынком и инвесторами или в Штаты? Совместить то и другое может оказаться проблематичным в перспективе.

В России другая ситуация — либо ты выиграл-выиграл, либо ты проиграл. Других вариантов нет

Каковы особенности работы с частными инвесторами и венчурными фондами, как на тех или иных выходить? (Василий Котик)

М.Т.: Частный инвестор может оказаться более гибким с точки зрения стандартных правил и процедур, с ним может быть проще поговорить напрямую и все решить, а не проходить инвестиционные комитеты и прочие бюрократические формальности. Речь идет о просто частных инвестициях, а не family-офисах высокообеспеченных людей — там зачастую можно считать, что вы имеете дело с фондом, просто у него деньги одного инвестора.

Частный инвестор может оказаться просто человеком с деньгами, а не профессиональным инвестором. В таком случае, есть вероятность, что вам будет сложнее как на стадии начала отношений и входа в сделку, так и в последующей совместной жизни. Если основной источник дохода инвестора — другой бизнес, вполне возможна ситуация, когда в основном бизнесе начнутся проблемы, инвестор может потребовать деньги назад или внезапно продать долю кому угодно по любой цене на не самых выгодных для вас условиях.

Инвестора следует воспринимать не просто как кошелек с деньгами, но и как мешок с советами и связями. Доступ к этим советам и связям может разниться. Если у вас частный инвестор, то общаться вы будете непосредственно с ним. С фондом же есть риск, что большую часть времени вами будут заниматься не прекрасные, умные и опытные партнеры, а аналитики и ассоциированные партнеры, у которых мало опыта. С другой стороны, у частного инвестора может не быть выстроенной модели взаимодействия с портфельными компаниями, ему может стать некогда или неинтересно вами заниматься. В фондах же есть накатанные процедуры и вы будете вправе всегда рассчитывать на относительный доступ к телу.

Если речь идет о российских частных инвесторах, нельзя забывать о санкционных списках. В нынешней конъюнктуре очень несложно обнаружить, что у тебя есть инвестор, из-за которого трудно работать на глобальном рынке или получить следующий раунд инвестиций. В случае с фондами одного инвестора такая ситуация тоже возможна, но ее вероятность ниже.

Частный инвестор может в вашем конкретном случае оказаться именем, которое открывает очень много дверей в вашей отрасли, если он оттуда же. То же касается и непосредственного отраслевого опыта и возможностей менторства. В этом фонд может восприниматься менее предпочтительно, ведь фонд — из отрасли инвестиционной. Тем не менее стоит посмотреть биографии партнеров фонда — они могут оказаться теми самыми большими отраслевыми именами, которые сейчас решили расширить область применения отраслевых знаний и навыков.

Будущие «единороги»: 25 самых перспективных стартапов по версии Forbes

1 из 25

CHAINALYSIS

2 из 25

Facebook

3 из 25

Facebook

4 из 25

Dave

5 из 25

Divvy

6 из 25

Facebook

7 из 25

Faire

8 из 25

Firgma

9 из 25

FOURKITES

10 из 25

Facebook

11 из 25

FuboTV

12 из 25

Facebook

13 из 25

KONG

14 из 25

Facebook

15 из 25

Facebook

16 из 25

Facebook

17 из 25

Facebook

18 из 25

Facebook

19 из 25

Facebook

20 из 25

Facebook

21 из 25

Facebook

22 из 25

Facebook

23 из 25

24 из 25

Truepill

25 из 25

VERKADA

CHAINALYSIS

Основатели: Майкл Гронагер (гендиректор), Джонатан Левин, Ян Моллер

Привлеченные инвестиции: $53 млн

Выручка за 2018 год: $8 млн

Ведущие инвесторы: Accel, Benchmark

Нью-йоркский стартап Chainalysis создает программное обеспечение для исследования криптовалют, которое может пролить свет на то, как люди используют биткоины, эфириум, лайткоины и другие цифровые деньги. Финансовые организации используют эту технологию для проверки клиентов и соблюдения требований регуляторов, направленных на предотвращение отмывания денег. Правительственные учреждения, такие как Налоговое управление США и Федеральное бюро расследований, с ее помощью могут выявить незаконные операции и навести справки о предполагаемых преступниках. Прежде чем объединиться и основать Chainalysis, 49-летний гендиректор Майкл Гронагер участвовал в создании криптобиржи Kraken, а 47-летний технический директор Ян Моллер разработал кошелек для криптовалюты Mycelium.

Следующий слайд

CONTRAST SECURITY

Основатели: Аршан Дабирсиаги, Джефф Уильямс, Алан Науманн (гендиректор)

Привлеченные инвестиции: $122 млн

Выручка за 2018 год: $25 млн

Ведущие инвесторы: Acero Capital, Battery Ventures, General Catalyst, Warburg Pincus

В 2010 году 52-летний Джефф Уильямс в рамках собственной консалтинговой компании Aspect начал разрабатывать программу, которая позволила бы автоматизировать мониторинг безопасности программного обеспечения. В 2014-м вместе с бывшим сотрудником Aspect, 36-летним Аршаном Дабирсиаги, он основал в Лос-Альтосе (Калифорния) компанию Contrast Security. Разработанная ими технология проверяет код работающих мобильных приложений и уведомляет разработчиков о потенциальных уязвимостях. «Данные, которые раньше должны были проходить через экспертов по безопасности, теперь идут напрямую разработчикам», — говорит Дабирсиаги, отвечающий  в компании за исследования. В 2016 году для расширения бизнеса Contrast Security наняла в качества исполнительного директора Алана Науманна, бывшего гендиректора 41st Parameter — стартапа, помогающего обнаружить интернет-мошенников.

Следующий слайд

CYBEREASON

Основатели: Лиор Див (гендиректор), Йосси Наар, Йонатан Стрим-Амит

Привлеченные инвестиции: $189 млн

Выручка за 2018 год: $50 млн

Ведущие инвесторы: CRV, Lockheed Martin, Softbank, Spark Capital

Сооснователи Лиор Див, Йосси Наар и Йонатан Стрим-Амит познакомились во время службы в израильской армии. Все они служили в элитном разведывательном подразделении 8200, где зародился не один высокотехнологичный стартап. Занимаясь кибербезопасностью в армии, программисты придумали Cybereason — облачную платформу, которая постоянно мониторит и реагирует на угрозы. Компания была основана в Израиле в 2012 году, а годом позднее переведена в Бостон. «Можно приносить пользу, помогая большим организациям не попасть в новости о том, как кого-то взломали», — говорит 41-летний Лиор Див.

Следующий слайд

DAVE

Основатели: Парас Читракар, Джейсон Уилк (гендиректор), Джон Воланин

Привлеченные инвестиции: $13 млн

Выручка за 2018 год: $19 млн

Ведущие инвесторы: Марк Кьюбан, Section 32

Будучи студентом Университета Лойолы Мэримаунт, Джейсон Уилк, которому сейчас 34 года, постоянно уходил в минус по банковским картам. Заядлый пользователь сайта Reddit, он часто видел жалобы на комиссии, которые банки берут за овердрафт. Так в 2016 году он запустил стартап Dave, взяв для названия краткую версию имени победившего Голиафа Давида (под «Голиафом» Уилк подразумевает крупные банки). Приложение Dave отслеживает расходы пользователей и предупреждает их, когда баланс на картах приближается к нулю. Уилк ударил по больному месту: в апреле 2017 года Dave стал «приложением дня» в AppStore. Всего за два года его скачали почти 10 млн раз. «Предпринимателям надо смотреть в оба в поисках новой идеи, — говорит Уилк. — Любая идея, которую можно проверить на Reddit, — неплохой старт».

 

Следующий слайд

DIVVY

Основатели: Блейк Мюррей (гендиректор), Алекс Бин

Привлеченные инвестиции: $257 млн

Выручка за 2018 год: $8 млн

Ведущие инвесторы: Insight Partners, New Enterprise Associates, Pelion Venture Partners  

Сервис Divvy, конкурирующий с Concur и Expensify, предлагает бизнесу инструменты бюджетирования, предотвращения мошенничества и управления расходами совершенно бесплатно. Вместо взимания платы с клиентов стартап, который находится в городе Лихай (штат Юта), предоставляет компаниям карты Mastercard и берет с банков комиссии, когда они расплачиваются за покупки. Основателям (и приятелям со времен старшей школы) Алексу Бину и Блейку Мюррею удалось привлечь более 3000 корпоративных клиентов, включая WordPress, Evernote и Qualtrics. 

 

 

 

 

 

Следующий слайд

DUOLINGO

Основатели: Луис фон Ан (гендиректор), Сэверин Хэкер

Привлеченные инвестиции: $108 млн 

Выручка за 2018 год: $36 млн

Ведущие инвесторы: CapitalG, Kleiner Perkins, Union Square Ventures

Duolingo — одна из самых популярных в мире платформ для изучения иностранных языков и краудсорсинговых переводов. Ей пользуются более 28 млн человек в месяц. Большинство из них использует бесплатную версию приложения. Но компания надеется удвоить выручку в 2019 году за счет абонентской платы за версию без рекламы. 

Гендиректор Duolingo  в свои 39 лет успел побывать профессором компьютерных наук Карнеги-Меллона и стать в 2006 году лауреатом стипендии Мак-Артура, присуждаемой гражданам США от 20 до 40 лет за «исключительные достижения и потенциал для долгой и плодотворной творческой работы». Прежде чем основать компанию в Питтсбурге, Луис фон Ан продал Google два изобретения, одно из которых мы знаем не понаслышке — это reCAPTCHA, которая помогает сайту понять, что вы не робот. 

Луис фон Ан — иммигрант из Гватемалы. Он утверждает, что знание английского языка кардинально изменило его жизнь, поэтому он сам теперь предлагает бесплатное языковое обучение для всех желающих.

Следующий слайд

FAIRE

Основатели: Марсело Кортес, Даниэле Перито, Макс Родс (гендиректор) 

Привлеченные инвестиции: $116 млн 

Выручка за 2018 год:  $100 млн

Ведущие инвесторы: Forerunner Ventures, Khosla Ventures, Венчурные партнеры Lightspeed, Y Combinator

В стремлении помочь малому бизнесу Faire решила рискнуть и избавиться от оптовых закупок как явления. Эта компания из Сан-Франциско помогает розничным продавцам находить и покупать через интернет товары, а также готова бесплатно забрать все, что не продалось за 60 дней.  Сейчас сайт Faire предлагает 35 000 товаров от 5000 брендов.

Генеральному директору и бывшему сотруднику Square Максу Родсу 32 года. Идея Faire пришла ему в голову после того, как он начал работать в компании-производителе зонтиков в Новой Зеландии. Родс потратил тысячи долларов, сидя на стенде компании на выставке и убеждая владельцев магазинов в США продавать высококачественные зонтики.

Следующий слайд

FIGMA

Основатели: Дилан Филд (генеральный директор), Эван Уоллес 

Привлеченные инвестиции: $83 млн 

Выручка за 2018 год: $3 млн

Ведущие инвесторы: Greylock, Index Ventures, Kleiner Perkins, Sequoia

Figma хочет полностью перенести весь процесс дизайна в онлайн, чтобы специалистам больше не приходилось скачивать специальный софт и изолированно друг от друга разрабатывать графику. Компания предлагает работать дизайнерам вместе, пользуясь ее платформой прямо в браузере. 

Эвану Уоллесу 29 лет, Дилану Филду — 27. Они встретились в Брауновском университете — Уоллес тогда только окончил обучение, а Филд бросил учебу ради получения стипендии Питера Тиля и в 2012 году основал в Сан-Франциско собственную компанию. Через 5 лет Figma представила свою платформу профессиональным дизайнерам. 

Пакет для непрофессионального пользования до сих пор остается бесплатным. Абонентская плата за версию для профессионалов составляет $12 в месяц, если вы занимаетесь дизайном частно. Редактор для юрлиц обойдется в $45. Продутом Figma сегодня пользуются более 5000 дизайнерских команд, в том числе из Microsoft, Volvo, Uber, Square и других компаний.

«Дизайн похож на вирусную инфекцию: если у твоего конкурента отличный дизайн, то и у тебя он должен быть отличный, иначе ты разоришься», — говорит Филд. 

 

 

Следующий слайд

FOURKITES

Основатели: Арун Чандрасекаран, Мэтт Эленджикал (гендиректор)

Привлеченные инвестиции: $101 млн 

Выручка за 2018 год: $16 млн 

Ведущие инвесторы: August Capital, Bain Capital Ventures, Hyde Park Venture Partners

Мэтту Эленджикалу 37 лет. Он получил магистерскую степень в Школе управления им. Келлога Северо-Западного университета и в 2014 году начал собственный бизнес. Его проект FourKites призван помочь компаниям узнать, где находятся их заказы, когда они прибудут к месту назначения и что происходит на всем пути доставки. Сегодня это интеллектуальное ПО для управления поставками используют более 260 ведущих мировых грузоотправителей, которые высылают свыше 500 000 грузов в день. Среди них — Best Buy, Kraft Heinz, Nestlé и Smithfield Foods. 

«Если вы грузоотправитель, то как только грузовик покинул точку отправления с вашим товаром, вы не представляете, что происходит дальше. Именно так работают поставки без FourKites, — говорит Эленджикал. — Вы не сможете конкурировать с Amazon без нашей технологии». 

 

Следующий слайд

FRONT

Основатели: Матильда Коллин (генеральный директор), Лоран Перрен

Привлеченные инвестиции: $79 млн 

Выручка за 2018 год: $16 млн

Ведущие инвесторы: Sequoia, Uncork Capital

Матильда Коллин уже вошла в список Forbes «30 до 30». Впервые мысль о создании Front пришла ей после окончания школы. «Я видела, как много времени люди тратят на то, чтобы отсортировать письма в своей почте», — говорит она. Поэтому в 2013 года Матильда Коллин основала Front, чтобы помочь компаниям повысить продуктивность благодаря подключению к общему почтовому ящику, который агрегирует сообщения в Facebook, Twitter и SMS. 

У Front 5000 клиентов, включая крупных Shopify, MailChimp и Stripe.

Следующий слайд

FUBOTV

Основатели:  Сунг Хо Чой, Дэвид Гэндлер (гендиректор), Альберто Хориуэла

Привлеченные инвестиции: $145 млн 

Выручка за 2018 год: $74 млн

Ведущие инвесторы:  21st Century Fox, Northzone, Sky

44-летний Дэвид Гэндлер давно занимался продажами в интернете, а в 2015 году запустил FuboTV — сервис, предназначенный для американских телезрителей, которые хотят смотреть матчи зарубежных футбольных лиг. 

Для начала FuboTV запустила прямые трансляции латиноамериканской спортивной вещательной сети GolTV и ее португальского аналога Benfica TV, а затем заключила сделки с beIN Sports и Univision, расширив вещание. Сегодня FuboTV — это доступный аналог кабельного телевидения (от $54,99 в месяц), который предлагает своим клиентам более 90 каналов.

Следующий слайд

GROVE COLLABORATIVE

Основатели: Крис Кларк, Стюарт Ландесберг (гендиректор), Джордан Саваж

Привлеченные инвестиции: $213 млн

Выручка за 2018 год: $104 млн

Ведущие инвесторы: Bullpen Capital, General Atlantic, Lone Pine Ventures, Mayfield Fund, Norwest Venture Partners, Serious Change

Спросите генерального директора Grove Collaborative, 34-летнего Стюарта Ландесберга, кто является его типичным клиентом, и он даст вам конкретный ответ: «29-летняя мать двоих детей, которая работает учителем в Лоуренсе, штат Канзас». В эпоху вездесущего Amazon молодой стартап Grove смог отвоевать место на рынке электронной коммерции в США объемом $104 млн. Стартап продает натуральные продукты, бытовую химию и косметику, обеспечивая простой способ заказа и доставки. Это не точный слепок Amazon: по словам Ландесберга, около 60% выручки проекта приходится на товары, которые не продаются на Amazon. А в 2016 году Grove начала производить собственные полностью натуральные продукты, которые уже обеспечивают проекту почти 50% продаж.  

В чем секрет успеха? Grove производит концентраты, которые оказываются дешевле в перевозке.  Например, их очиститель для стекла имеет более высокую концентрацию и, соответственно, меньший объем: по размеру упаковка не больше тюбика зубной пасты.

 

Следующий слайд

KONG

Основатели: Аугусто Мариэтти (гендиректор), Марко Палладино

Привлеченные инвестиции: $71 млн

Выручка за 2018 год: $5 млн 

Ведущие инвесторы: Andreessen Horowitz, CRV, Index Ventures, New Enterprise Associates

Kong предоставляет доступ к API компаний (код, который разработчики используют для создания приложений) и отслеживает, как часто они применяются. 31-летний  Аугусто Мариэтти и 30-летний Марко Палладино создали компанию в гараже в Милане, где оба учились в университете, и постоянно летали туда-сюда в Кремниевую долину в поисках инвесторов. «Нам тогда едва хватало денег на еду. Мы явно похудели, когда только начинали», — рассказывает Мариэтти. Сейчас офис Kong находится в Сан-Франциско, у компании — 130 клиентов, включая SoulCycle, Yahoo Japan и WeWork.

 

 

Следующий слайд

LATTICE

Основатели: Джек Альтман (гендиректор), Ерик Кослоу

Привлеченные инвестиции: $27 млн

Выручка за 2018 год: $7 млн

Ведущие инвесторы: Shasta Ventures, Thrive Capital

О том, как корпоративная культура влияет на результаты работы, основатели Lattice — 30-летний Джек Альтман и 28-летний Эрик Кослоу узнали на собственном опыте во время работы в стартапе Teespring, производящем футболки. В 2015 году они решили создать свою компанию Lattice и выпускать программное обеспечение для управления персоналом. Технологии компании позволяют работодателям с помощью опросов сместить фокус с аттестации сотрудников на их карьерное развитие. 

Сегодня у Lattice — 1300 клиентов, включая Coinbase, Instacart, Slack и WeWork. «Сотрудники ищут в работе больше смысла, чем когда-либо прежде, и у них больше понимания собственных возможностей и наличия других предложений на рынке труда», — говорит Альтман. Lattice помогает работодателям лучше взаимодействовать с сотрудниками в таких условиях. 

 

Следующий слайд

NEXT TRUCKING

Основатели: Элтон Чунг, Лидия Ян (гендиректор)

Привлеченные инвестиции: $125 млн

Выручка за 2018 год: $46 млн

Ведущие инвесторы: Brookfield Ventures, China Energy Group, Sequoia

Проект NextTrucking осуществляет брокерские перевозки грузов, которые можно отслеживать онлайн. Компания основана супругами Элтоном Чунгом и Лидией Ян в 2015 году, офис располагается в Лос-Анджелесе. В то время как уже известные в США стартапы Convoy и Uber Freight перемещают грузы из пункта A в пункт B, Next Trucking фокусируется на перевозке грузов в «первой миле», т.е. перемещении товаров из порта на склад. «Первая миля намного сложнее всего остального пути, так как здесь в процесс вовлечены терминалы и порты», — говорит 38-летняя Ян. 

С 2016 года Next Trucking ежегодно удваивает выручку. В прошлом году оборот достиг $46 млн. По прогнозам Ян, в 2019 году оборот проекта составит $120 млн — помогут крупные контракты с ретейлерами Dollar General, Rite Aid и Steve Madden.

 

Следующий слайд

PATREON

Основатели: Джек Конте (гендиректор), Сэм Ям

Привлеченные инвестиции: $166 млн

Выручка за 2018 год: $35 млн

Ведущие инвесторы: Freestyle Capital, Glade Brook Capital Partners, Index Ventures, Thrive Capital

35-летний Джек Конте до того, как стать предпринимателем, был музыкантом. Он хочет сломать стереотип о «голодных художниках», помогая творческим личностям получать постоянный доход. «Решение стать артистом не должно даваться сложно. Это должно быть словно жизнеспособной карьерный выбор», — говорит Конте.

С помощью приложения Patreon артисты предлагают эксклюзивные впечатления в обмен на плату от подписчиков, или «покровителей». В числе пользователей Patreon — актриса и режиссер Исса Рей, основатель группы  Humans of New York Брэндон Стэнтон и комик Хизер Макдональд. Суммарные выплаты пользователям к концу 2019 года могут превысить $1 млрд,  рассчитывает компания.

Следующий слайд

PROXY

Основатели: Денис Марc (гендиректор), Саймон Ратнер

Привлеченные инвестиции:  $14 млн

Выручка за 2018 год: $1 млн 

Ведущие инвесторы: Kleiner Perkins

Приложение Proxy похоже на связку ключей в вашем смартфоне: оно дает вам доступ в любое здание, где вы зарегистрированы, избавляя от необходимости носить с собой традиционные пропуска и ключи. Это простая идея, но австралийцы Денис Марс (42 года) и Саймон Ратнер (39 лет) уверены, что ее потенциал еще не раскрыт. 

Среди клиентов Proxy — компании, занимающиеся коммерческой недвижимостью, в частности WeWork. Марс и Ратнер планируют доработать технологию так, чтобы ее можно было использовать для идентификации людей в сервисах каршеринга и на вечеринках. 

Следующий слайд

REDIS LABS

Основатели: Офер Бенгал (гендиректор), Иифтач Шулман

Привлеченные инвестиции: $147 млн

Выручка за 2018 год: $50 млн

Ведущие инвесторы: Bain Capital Ventures, Francisco Partners, Goldman Sachs, Viola Ventures 

В 2011 году израильские разработчики Офер Бенгал и Иифтач Шулман создали сервис быстрого доступа к базам данных. Сервис позволяет компаниям ускорить отклик на запросы в своих приложениях. Redis Labs использует так называемый NoSQL, альтернативную форму компиляции данных, которая быстрее традиционных моделей. Среди пользователей компании — служба быстрой доставки FedEx, платежная система Mastercard и другие корпоративные гиганты. Для быстрого масштабирования компания предложила бесплатную версию с открытым исходным кодом — это позволяет привлекать сторонних разработчиков. В 2013 году была выпущена платная версия — минимальная стоимость составляет $5 в месяц за гигабайт. «Если вы хотите быстро развиваться, то вам не обойтись без открытого исходного кода», — уверен Бенгал.

 

 

Следующий слайд

REMITLY

Основатели: Шиваас Гулати, Джош Хаг, Мэтт Оппенгеймер (генеральный директор)

Привлеченные инвестиции: $312 млн

Выручка за 2018 год: $80 млн

Ведущие инвесторы: Bezos Expeditions, DFJ Venture Capital, Generation Investment Management, Naspers’ PayU, QED Investors, Stripes Group

Remitly зарабатывает на денежных переводах, как и Western Union, но берет меньшую комиссию — 1,5% против 5% у гиганта рынка. Компания была создана в 2011 году Мэттом Оппенгеймером, который до этого работал в кенийском подразделении второго по величине британского банка Barclays. Основная цель Remitly — помогать жителям развитых стран (например, США или Австралии) дешево отправлять деньги в страны третьего мира — Мексику, Филиппины и др. Сегодня Remitly обслуживает 60 стран и обрабатывает переводы на $6 млрд в год — это около 1% от всех денежных переводов в мире. Уже сейчас стартап стал одной из крупнейших в мире финтех-компаний, ориентированных на мигрантов. В будущем Remitly планирует расширить перечень финансовых услуг и начать выдавать кредиты.

 

 

 

Следующий слайд

RIGUP

Основатели: Сюань Юн (гендиректор), Майк Витте

Привлеченные инвестиции: $94 млн

Выручка за 2018 год: $21 млн

Ведущие инвесторы: Bedrock Capital, Фонд учредителей, Quantum Energy Partners

В США работает почти 1000 буровых установок для добычи нефти и газа. Каждая из них требует участия десятков сервисных компаний и рабочих. Сюань Юн верит, что RigUp может сделать привычную систему подбора подрядчиков более эффективной. Стартап помогает подыскивать подходящих исполнителей из разных сфер: например, алмазодобытчиков и инженеров. RigUp предварительно проверяет работников и заказчиков и берет себе около 4% от стоимости каждого контракта, заключенного через его онлайн-платформу. Юн не переживает насчет того, что машины захватят нефтяную сферу: по его словам, даже при развитии искусственного интеллекта спрос на «живую» рабочую силу будет сохраняться. «Ведь разнарядки до сих пор подписываются на бумаге», — отмечает Юн.

 

Следующий слайд

ROTHY’S

Основатели: Стивен Хоторнтвейт, Рот Мартин (и.о. гендиректора)

Привлеченные инвестиции: $42 млн

Выручка за 2018 год: $140 млн

Ведущие инвесторы: Goldman Sachs, Lightspeed Venture Partners

Основатели компании — Рот Мартин, бывший владелец художественной галереи, и Стивен Хоторнтвейт, в прошлом — инвестиционный банкир. Их жены жаловались на то, что не могут найти стильную и удобную обувь. Тогда предприниматели решили запустить собственный бренд и делать обувь из трикотажа и переработанных пластиковых бутылок. На третий год работы выручка от продажи обуви Rothy’s достигла $140 млн.

 

Следующий слайд

SIGNALFX

Основатели: Филипп Лю, Картик Рау (гендиректор)

Привлеченные инвестиции: $179 млн

Выручка за 2018 год: $25 млн

Ведущие инвесторы: Andreessen Horowitz, CRV, General Catalyst, Tiger Global Management

SignalFX контролирует облачную инфраструктуру крупных компаний в режиме реального времени. Среди клиентов стартапа — компании Yelp, Shutterfly и HubSpot. 

Компанию в 2013 году основали 41-летний Картик Рау, который раньше работал в технологических стартапах LoudCloud и VMware, и бывший разработчик Facebook, 51-летний Филипп Лю. В то время как конкуренты запрашивают данные о возможных багах облачной системы каждые две-три минуты, SignalFX предупреждает пользователей о возможной аномалии за 2-5 секунд до «катастрофы». «Разница между получением надежных оповещений за считанные секунды или за считанные минуты заключается в том, чтобы вы либо можете беспрепятственно решить проблему, либо все ваши пользователи уже пожаловались в Twitter», — говорит Рау.

Следующий слайд

SYNTHEGO

Основатели: Пол Дабровски (гендиректор), Майкл Дабровски

Привлеченные инвестиции: $157 млн

Выручка за 2018 год: $20 млн

Ведущие инвесторы: Founders Fund, 8VC

Технология генного редактирования Crispr дал толчок развитию нового рынка продуктов, появившихся благодаря дешевому и простому методу редактирования ДНК. Synthego решил заработать на этой «золотой лихорадке», продавая генный эквивалент кирок, лопат, карт и других инструментов, позволяющих эффективнее создавать новые продукты в этой области. Готовые к использованию наборы Synthego ускоряют работу исследователей как в частном секторе, так и в научно-исследовательских институтах — в том числе, помогая в разработке новых методов лечения. Основатели, братья Пол (34 года) и Майкл Дабровски (38 лет), раньше работали инженерами в компании SpaceX Илона Маска. Теперь они применяют свой опыт и инновационное мышление в сфере биотехнологий.

 

 

 

 

Следующий слайд

TRUEPILL

Основатели: Умар Африди (гендиректор) и Сид Вишванатан

Привлеченные инвестиции: $13 млн

Выручка за 2018 год: $48 млн

Ведущие инвесторы: Initialized Capital

Truepill — это своего рода Amazon в мире аптек. Если человек заказывает в интернете, например, противозачаточные средства Nurx или шампунь от выпадения волос Hims, то, скорее всего, оформит и привезет этот заказ Truepill. Стартап был основан в 2017 году фармацевтом Умаром Африди и выходцем из Johnson & Johnson Сидом Вишванатом. Предприниматели увидели растущий тренд на цифровизацию аптек и начали активно работать с конечными потребителями — клиентами аптек. Сейчас основатели планируют выходить на b2b-рынок и зарабатывать на корпоративных клиентах.

Следующий слайд

VERKADA

Основатели: Бенджамин Беркович, Филипп Калижан (гендиректор), Джеймc Рэн, Ганс Робетсон 

Привлеченные инвестиции: $59 млн 

Выручка за 2018 год: $20 млн

Ведущие инвесторы: First Round, Meritech, Next47, Sequoia 

Пока другие стартапы занимались технологиями умного дома, Verkada меньше чем за два года разработала новую систему слежения и ворвалась на рынок с заманчивым предложением для крупных предприятий, муниципалитетов и школ. Основанная на облачных технологиях, система предполагает гибрид ПО и «железа» и позволяет хранить данные и управлять потоками всей видео-информации через облако, а также делиться ей.

Компания, основанная тремя выпускниками Стэнфорда и бывшим соучредителем Meraki («облачного» стартапа, выкупленного Cisco), в 2019 году подписала контракты на более чем 1000 камер слежения с администрацией города Мемфис, с производителем электронных сигарет Juul Labs и с школьным департаментом города Ньютаун, где в 2012 году произошло массовое убийство в начальной школе «Сэнди-Хук».

Следующий слайд

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.