Как 27-летний украинец придумал очки из кофейной гущи и попал в Forbes

Источник: forbes.ru

Ежегодно на Земле производится больше 2 млрд т мусора, 40% из которых, по данным Всемирного Банка, не перерабатывается или нетехнологично сжигается. Под воздействием этой печальной статистики появляется все больше адептов ответственного потребления — люди отказываются от одноразовых товаров, выбирают биоразлагаемые материалы, сортируют мусор. Основатель украинского проекта Ochis Coffee Максим Гавриленко решил использовать моду на экологичность в бизнес-целях: заменил классические пластиковые оправы очков на аналог продукта из кофейной гущи.

«Я понял, что пластиковой коллекцией уже никого не удивишь, и стал искать какой-то более хайповый материал, — не скрывает своих мотивов предприниматель. — Кофе — один из самых популярных напитков во всем мире, а оправы из него разлагаются в сто раз быстрее пластиковых». Первые модели Гавриленко мастерил вручную из жмыха, который взял в соседней кофейне. Чтобы масштабировать производство, запустил краудфандинговую кампанию на Kickstarter, которая принесла ему $13 000 от частных инвесторов. Первая партия «кофейных» очков обеспечила предпринимателю $3200 выручки и интерес зарубежных магазинов.

Очечная родословная

Максим Гавриленко родился в городе со звучным названием Изюм Харьковской области и «впитал оптическую атмосферу с пеленок». Изюм еще с царских времен слыл столицей российской оптики: в 1916 году по распоряжению Николая II там началось строительство первого в стране завода оптического стекла. В советское время предприятие продолжило работу — и именно там в 1980-х познакомились родители Максима. Отец был инженером по оборудованию для производства очков, мать отвечала за контроль качества линз.

Завод процветал — например, рубиновое стекло для звезд столичного Кремля произвели именно в Изюме. Но после распада СССР, как и многие государственные предприятия, переживал не лучшие времена. «Завод активно распродавал оборудование и продукцию и ликвидировал рабочие цеха», — пересказывает воспоминания родителей Гавриленко. Семья решилась на смелый шаг: на накопленные деньги выкупила у завода небольшую партию из двух-трех сотен очков и переехала в Киев. На Сенном рынке — большой киевской барахолке — родители Гавриленко открыли крошечную оптику, где стали продавать очки, чинить оправы, вставлять линзы и менять дужки. Когда заводские остатки закончились, предприниматели нашли в Киеве поставщика европейских очков и стали продавать редкие винтажные модели.

10-летний Максим помогал родителям в бизнесе и даже затевал собственные предпринимательские инициативы: например, брал «отдельную» партию очков, садился на ступеньки у входа на рынок и «продавал, как умел». После школы он поступил на факультет гостинично-ресторанного дела Киевского национального университета культуры и искусств. Правда, окончить учебу не удалось. Когда он был на втором курсе, его мать ушла в декрет, и Гавриленко все чаще стал оставаться после занятий в оптике, чтобы помогать отцу. Со временем он понял, что дело нравится ему гораздо больше учебы: «Я приходил и сдавал сессию, особо не готовясь. А вот в оптике мне было не до скуки: хотелось придумать, как сделать так, чтобы бизнес пошел в гору».

На втором курсе Гавриленко бросил вуз и полностью переключился на развитие семейного дела — родители были не против такого решения. В первый же рабочий день отец дал ему маленький чемоданчик с инструментами и поручил взять на себя ремонтное направление. «Когда кто-то просил починить очки, я дрожащими руками вкручивал винтики. Каждый раз мне было стыдно за то, что я так волнуюсь — все же умею», — вспоминает он.

Уже спустя несколько месяцев Гавриленко влился в работу и даже придумал, как получать больше заявок на ремонт. По его словам, в 2012 году ни одна украинская оптическая мастерская не работала в интернете, и он решил занять свободную нишу. Купил домен remontochkov.com и стал принимать товары для починки не только на месте, но и дистанционно — по почте со всей страны. Чтобы было, где развернуться с ремонтом, арендовал соседнее с родительским киоском помещение в доме быта. На старт ушло около $4000, накопленных за время работы с отцом. В проект он позвал своего друга Евгения (его фамилию Гавриленко не называет) и подключил отца, который параллельно продавал очки в своей мини-оптике.

В условиях отсутствия конкуренции его мастерская пользовалась «бешеной популярностью»: сайт быстро попал в топ поисковой выдачи Google по запросам «ремонт очков», «сломались очки» и пр. На старте предприниматель с другом и отцом обслуживали по 5-10 клиентов в день, а через два года ежедневно выполняли уже по 50-60 заказов, поступающих со всей Украины. Каждый приносил по 50-150 гривен (около 150-500 рублей) прибыли. «Оптика отца таких цифр никогда не показывала», — говорит Гавриленко.

Помимо отца и друга Евгения, который стал главным мастером, Гавриленко нанял администратора и курьера для доставки заказов по Киеву. «Я даже стал откладывать деньги, купил себе иномарку и хороший мотоцикл», — гордится предприниматель.

Успех Гавриленко связывает не только с выходом в онлайн: другие мастерские, по его словам, часто отказывались от сложных заказов. «Мы же старались починить все, что возможно, даже изготавливали собственные инструменты и приборы, придумывали новые методы ремонта», — уверяет он.

Феникс из пепла

Когда дело встало на поток, Гавриленко задумался о запуске собственной коллекции очков. «По названию производителя я мог определить, какие материалы и формы он использует, какие линзы и флексы (пружинный механизм для увеличения прочности заушников при раскрытии — прим. Forbes) ставит. Компетенция была такой огромной, что можно спокойно делать что-то самому», — объясняет он. С чего начать и как выделиться среди многочисленных китайских конкурентов, Гавриленко не знал, поэтому бросать отлаженное ремонтное дело побоялся.

Переломный момент случился в 2015 году. «Женя [главный мастер по ремонту] ушел в двухнедельный отпуск, под конец которого написал мне: «Макс, я не выйду». Сказал, что хочет заняться чем-то другим и поискать себя. А вскоре я узнал, что он открыл в центре города такую же мастерскую по ремонту очков и переманил у нас часть клиентов, предложив им более низкие цены», — вздыхает Гавриленко. Найти Евгения и взять его комментарий Forbes не удалось — Гавриленко отказался дать о бывшем сотруднике какую-либо информацию.

Запал развивать мастерскую в Киеве у предпринимателя угас. Вслед за несколькими друзьями, иммигрировавшими в Нью-Йорк, он решил переехать и создать в США такую же мастерскую, но теперь уже мобильную. Однако его план — купить «дом на колесах», на котором можно передвигаться по городу и быстро чинить очки людям, — так и не воплотился в жизнь: не удалось получить американскую визу.

Чтобы «встряхнуть» Максима, летом 2015 года сестра Гавриленко позвала его в горы на Карпаты. Она занималась организацией тренинга «Перерождение феникса» Владимира Харламова, главы одноименного центра развития личности. «Поездка стоила $500 с человека, а сестра звала меня бесплатно. Я подумал: «Почему бы и нет? Может, перезагружусь», — вспоминает он.

Четырехдневная программа включала хождение по углям, закапывание в горизонтальную яму, общение с водой и прочие практики для раскрытия своего потенциала, гласит описание на сайте-афише тренингов. «Это помогло мне выбросить всю негативную энергию и найти гармонию с собой», — уверяет Гавриленко.

На тренинге он познакомился с Мариной Луневой, киевским дизайнером-декоратором интерьеров, которая создавала покрывала ручной работы и оформляла текстилем дома. Гавриленко и Лунева начали встречаться, а вскоре предприниматель оставил мастерскую по ремонту очков родителям и стал помогать девушке с развитием ее дела. «После тренинга захотел что-то изменить в своей жизни, а это как раз было новым опытом», — объясняет он.

К 2017 году пара уже вовсю декорировала под заказ небольшими предметами из натуральных материалов (например, деревянными розетками, выключателями и кроватями) новые квартиры и коттеджи в Киеве и окрестностях. Дизайн придумывали вместе, а мастерил все вручную Гавриленко. Готовые предметы мебели или декора партнеры отдавали мастерам на шлифовку. «Марина была очень общительной, и как-то раз, когда вешала клиентам шторы в дом, познакомилась со строительными подрядчиками и предложила им свои дизайнерские услуги», — рассказывает Гавриленко. Эти подрядчики позднее пригласили пару для декорирования премиальных домов — например, в коттеджном городке Goodlife Park под Киевом. По словам предпринимателя, такие заказы приносили ему и Луневой $1000-2000 ежемесячно.

Съедобные очки

Спустя два года после начала работы с интерьерами Гавриленко ощутил тоску по оптике. «Родители в мое отсутствие особо не развивали бизнес. Без моего участия количество заказов вернулось к стартовому», — говорит предприниматель.

Он вспомнил о мечте создать собственную коллекцию очков. Но если раньше Максим не знал, чем удивить потенциальных покупателей, то теперь был уверен — надо делать оправы из природных материалов.

За несколько лет совместного проживания Лунева, по его словам, «подсадила» Гавриленко на здоровый образ жизни и ответственное потребление. Он стал медитировать, сортировать мусор, на время отказался от мяса. «Я понял, что жить надо в гармонии не только с собой, но и с планетой. Начал с малого, а потом меня осенило: я ведь могу внести свой вклад и более креативным образом», — рассказывает он.

Сначала предприниматель думал делать очки из дерева, но быстро отказался от идеи. «Рубить деревья, когда вокруг столько всего, что можно вторично переработать, — как-то совсем не соотносилось с моими принципами», — объясняет Гавриленко. На эксперименты со следующими материалами — жмыхом, который остается после отжима масла льна, кунжута, амаранты, а также петрушкой, укропом, мятой, куркумой и другими сухими специями — он потратил больше полугода. «Выбирали их мы с Мариной спонтанно: шли в супермаркет и десятками штук покупали все, что потенциально подходило под описание «органическое и сыпучее».

Исходные материалы Максим смешивал с растительными маслами и прессовал с помощью ручного пресса. Из полученных блоков вырезал и шлифовал оправы, в которые вставлял линзы. Все попытки заканчивались одинаково: итог либо не удовлетворял Гавриленко своим серо-зеленым цветом, либо попросту рассыпался. «Я проводил в мастерской с утра до ночи, пока Марина не забирала меня со словами: «Хватит работать, пойди поешь!» — вспоминает он.

Основатель оптической династии относился к идее сына скептически, но предпринимателя это только раззадоривало. «Я бы, наверное, давно бросил все эксперименты, если бы не поддержка Марины и слова отца: «Чего ты ерундой занимаешься?» Это был юношеский максимализм: мне важно было сделать все, чтобы переубедить его», — признается Максим.

Секретный ингредиент

Найти решение удалось только летом 2018 года. «В один прекрасный момент Марина зашла в мастерскую и сказала: «Макс, а вот кофе же есть, жмых!» — вспоминает Гавриленко. Во-первых, кофе — один из самых популярных в мире напитков, отходы от приготовления которого обычно выбрасываются. Во-вторых, кофейный жмых при прессовании становится черным, а это самый популярный цвет для оправ.

Еще несколько месяцев Гавриленко разрабатывал состав смеси, совершенствовал технологию прессования и пропорции самих очков. Летом 2018 года, когда прочный прототип еще не был готов, предприниматель озаботился рекламой продукта. «На время разработки я перестал общаться даже с друзьями, поэтому о моем стартапе не знал почти никто», — говорит Гавриленко. Он написал нескольким украинским СМИ о том, что сделал первые в мире очки из кофе. «Особого фурора я не ожидал, но на удивление все сказали «Вау!» и согласились написать о нас», — вспоминает предприниматель. Информация о проекте Ochis Coffee появилась, например, на сайте украинского подразделения The Village, портале Inspired и Liga.net. Затем о необычном стартапе стали снимать ролики почти все местные телеканалы.

Публикации принесли свои плоды: в соцсетях на Гавриленко посыпались предзаказы. «А мы-то к массовому производству готовы еще не были. Я не стал бы отправлять клиентам очки, которые могли поломаться», — говорит он.

Как раз тогда друг Гавриленко, переехавший в США, рассказал ему про краудфандинговую платформу Kickstarter. Предприниматель подумал: раз у людей есть интерес к нашим очкам, почему бы не попробовать собрать с миру по нитке на завершение разработки. Он снял промо-видео и провел фотосессию с прототипами очков, сделал одностраничный сайт на английском языке и силами копирайтера написал текст для платформы. На все это ушло около $5000. «Это мои сбережения, заработанные еще во время расцвета ремонтного дела. Время от времени нам с Мариной капали деньги за установку деревянных розеток», — объясняет происхождение средств Гавриленко.

В октябре 2018 года краудфандинговая кампания Гавриленко стартовала. Предприниматель рассчитывал собрать с ее помощью порядка $10 000, но результат превзошел ожидания. За месяц на Kickstrater он получил 150 предзаказов очков и выручил $13 000. Большинство частных инвесторов были из США, Японии и Европы. «Тогда мой отец сказал: «Ну ладно, может из этого что-то и получится», — и начал мне помогать», — смеется предприниматель.

Причиной взлета на Kickstarter Гавриленко считает хорошую рекламу, на которую он потратил около $3000. «Мы рекламировались у нескольких зарубежных блогеров, связанных с оптической и эко-темами. После этого друг за другом о нас начали писать и сами иностранные СМИ», — говорит Гавриленко. Так, например, на украинский стартап вышел американский Forbes. Публикация в издании принесла проекту сильный интерес со стороны зарубежных дистрибьюторов, говорит основатель.

Вырученные средства позволили Гавриленко продолжить разработку. До весны 2019 года он вместе с папой смастерил несколько сотен тестовых экземпляров и нашел идеальный рецепт для прочности очков. Помимо клея на основе растительных материалов он решил использовать в оправах металлические штыри.

Весной 2019-го Гавриленко отправил поверившим в идею участникам кампании все предзаказанные пары. 90% отзывов оказались позитивными, но были и те, у кого очки сломались. «Таких случаев было всего два, в обоих мы просто отправили клиенту новую пару и попросили так сильно их не сгибать», — говорит Гавриленко.

Доходный жмых

Краудфандинговая кампания не принесла Ochis Coffee прибыли, но помогла прославиться. Об очках в одном из интервью с Гавриленко на местном телеканале узнал, например, Вячеслав Бабич, известный украинский шеф-бариста ресторанов группы Дмитрия Заходякина и победитель чемпионата мира по завариванию кофе в турке. «За пару лет до этого я чинил очки у отца Максима. Он как раз рассказывал про то, что хочет передать дело сыну. В интервью Максим стоял на перекрестке у этой мастерской. Я вспомнил его, решил туда наведаться и поддержать ребят, купив их кофейные очки», — вспоминает он.

Бабич приобрел сразу две пары — себе и жене — и стал рассказывать о необычном изобретении друзьям-бариста. Так он запустил сарафанное радио: от него об Ochis Coffee узнала, например, директор киевского магазина кофейных зерен, аксессуаров и кофейной школы Fair Finch Coffee Center Ольга Лозинская. В мае она решила взять очки Гавриленко на продажу: приобрела 15 пар по партнерской цене (ее Лозинская не раскрывает) и разместила в своем заведении. С тех пор, правда, повторные заказы она не делала — из первой партии продалось всего 12 штук. «Но мы все равно довольны спросом. Для больших продаж, конечно, не хватило рекламы. К тому же, возможно, люди предпочитали брать очки напрямую у производителя, так как мы его название не скрывали», — объясняет Лозинская. В ноябре 2019 года Fair Finch Coffee Center открывает свою кофейню. Лозиская планирует продолжить продажи очков и в ней.

За Лозинской к дистрибьюторам Ochis Coffee добавился киевский магазин дизайнерской одежды «24:00». В августе на розничных продажах через сайт и точки этих партнеров Гавриленко выручил 80 000 гривен (около $ 3200). Прибыли у проекта пока нет — на операционную окупаемость предприниматель рассчитывает выйти в ближайшие месяцы.

Сейчас Гавриленко получает в среднем по несколько заказов в день. Одна пара очков стоит $90-140. Маржинальность предприниматель не называет, но уточняет, что издержек немного — жмых, например, местные кофейни ему отдают бесплатно. Основатель московской оптики Spunky Studio Антон Дикарев оценивает себестоимость очков Ochis Coffee в 2000-2500 рублей. В таком случае наценка Гавриленко может составлять 300-350%. С этими расчетами согласна Олеся Ханцевич, основательница оптики So Sunny.

Не снизив цену, Ochis Coffee не получится выйти на массовый рынок, особенно на территории бывшего СНГ, считает Дикарев. Пока покупателей отсюда у компании действительно меньшинство — порядка 10%. Но предприниматель надеется нарастить их долю благодаря уменьшению стоимости товара. Сейчас производство частично происходит вручную: мастера, например, сами шлифуют очки и пропитывают их маслом. Кроме того, чтобы не потерять в прочности, ему приходится «выдерживать» каждую пару по семь дней. «Если автоматизировать всю эту работу — изготовить специализированное оборудование, — то можно будет делать не по 5-10 очков в день, а сразу по 50», — считает он.

Средства для автоматизации производства Гавриленко хочет собрать с помощью второй кампании на Kickstarter. По его расчетам, она может принести значительно больше прежнего — от $50 000. Сегодня в компании работают восемь человек, правда, среди них уже нет Марины Луневой. «С Мариной мы расстались, и она вышла из дела», — говорит Гавриленко. Официально Ochis Coffee предприниматель не регистрировал, поэтому доли партнеры делить не стали. Лунева на момент публикации на вопросы Forbes не ответила.

Гавриленко не единственный, кто придумал делать очки из органических материалов. «В этом сегменте есть и потрясающего качества очки Etnia Barcelona из органического и 100-процентно перерабатываемого ацетата, и деревянные очки подмосковного бренда Woodsun», — перечисляет Олеся Ханцевич из So Sunny. Последний бренд как раз Ochis Coffee может взять за образец, уверена она: «В какой-то момент очки из дерева начали производить многие марки по всему миру, но Woodsun делали свой оригинальный дизайн, использовали премиальные материалы и активно работали как с российскими, так и с иностранными блогерами, что позволило им вырваться в лидеры в своей нише». С тем, что для развития Ochis Coffee необходимы вложения в маркетинг, согласна и Анна Лебсак-Клейманс, соучредитель Fashion Consulting Group. «Но тут у бренда есть преимущество — уникальный материал, который позволяет бренду выделяться среди конкурентов», — заключает эксперт.

10 примет времени, перевернувших нашу жизнь

1 из 10

2 из 10

3 из 10

4 из 10

5 из 10

6 из 10

7 из 10

8 из 10

9 из 10

10 из 10

15 ноября 1996 года старшеклассники из Тель-Авива Арик Варди, Яир Голдфингер, Сефи Вигисер и Амнон Амир запустили интернет-пейджер для обмена сообщениями. Проект получил название ICQ и стал первым в истории мессенджером. За прошедшие с тех пор 20 с лишним лет мессенджеры полностью изменили коммуникации, позволив пользователям, находящимся в любой точке земного шара, мгновенно обмениваться информацией.

Мессенджеры обогнали социальные сети по объему трафика. По данным Statista на апрель 2019 года, самым популярным мессенджером в мире был WhatsApp c 1,6 млрд активных пользователей. На втором месте — Facebook Messenger с 1,3 млрд пользователей, на третьем — WeChat с аудиторией 1,1 млрд, которая практически полностью состоит из китайцев.

Мессенджеры стали превращаться в экосистемы. Они позволяют не только обмениваться фото- и видеоконтентом с друзьями, но также, например, заказывать еду или переводить деньги через встроенные платежные сервисы. Такая функция уже есть у китайского WeChat, к этому стремятся Telegram и Facebook, заявившие о своих планах создать криптовалюту, которой можно будет оплачивать покупки и заказы прямо в приложении.

Использовать потенциал мессенджеров стремятся крупные банки, онлайн-ретейлеры и сервисы доставки, встраивая их в свои бизнес-процессы. Например, в марте 2018 года Сбербанк купил мажоритарную долю в компании «Диалог» — разработчике мессенджера Dialog enterprise. В ретейле, по данным АКИТ, более трети российских компаний используют мессенджеры, чаще всего WhatsApp, для общения с клиентами.

Факт: Самый популярный в России мессенджер, по данным Deloitte, — WhatsApp. Им пользуются 69% владельцев смартфонов. На втором месте Viber — 57%, третье место у Skype — 45%.

Цитата: «Мы используем приложения для обмена сообщениями чаще, чем социальные сети, и предпочитаем личные сообщения публичным: мессенджеры создают иллюзию приватности» (Марк Цукерберг, CEO Facebook).

Следующая примета >>>

Все изменения, которые произошли в транспортной системе столицы за последние годы, у москвичей прочно связаны с именем Максима Ликсутова. Весной 2011 года 35-летнего главу совета директоров группы компаний «ТрансГрупп» московский мэр Сергей Собянин назначил своим советником, а в декабре — руководителем департамента транспорта. Ликсутов заявил, что часть активов продал партнерам, а другую часть передал в управление.

Спустя два месяца новый чиновник объявил о начале дерзкого эксперимента — внедрения бесплатной сети Wi-Fi в некоторых вагонах московского метро. В тот день он представлял программу развития транспортного комплекса, стратегической задачей которого стала борьба с пробками при помощи пересадки автомобилистов на автобусы и метро.

По программе «Развитие транспортной системы…» предполагалось выделить на ближайшие четыре года 2,2 трлн рублей, ускоренно строить дороги, метро, создать 1 млн новых парковочных мест, сделав парковку в центре города платной, улучшить работу общественного транспорта, создать Малое кольцо Московской железной дороги с целью запуска по нему пассажирского движения. Началась реконструкция 54-километрового Малого железнодорожного кольца, известного сейчас как МЦК. Выполнение программы начали с создания системы эвакуации автомобилей. В июле 2012 года Мосгордума приняла закон, который увеличил тариф на эвакуацию до 5000 рублей (втрое выше, чем предыдущий) и постановил в пять раз прирастить число эвакуаторов — до 1000 машин. В сентябре 2012 года Ликсутов стал заместителем Собянина. В мае 2013 года в столице заработала первая крупная система велопроката, для которой было устроено 40 парковок, а Банк Москвы (позднее спонсором стал еще и Сбербанк) закупил 1000 велосипедов. Через месяц появилась карта «Тройка», пригодная для оплаты проезда на многих видах транспорта, в том числе на МЦК, открытой в сентябре 2016 года. Оно стало 14-й веткой московского метро. Активно расширялась и сеть традиционного метро. Московский метрополитен с 2011 года строился рекордными по мировым меркам темпами: было открыто 74 новые станции, к 2022 году должно быть построено 220 км новых линий.

Факт: По итогам 2018 года Москва заняла первое место в мире по количеству часов (210 в год), которые водители теряют в пробках, свидетельствует исследование загруженности городов, проведенное международной компанией INRIX. На втором месте — Стамбул (157 часов).

Цитата: «Для Москвы огромное значение имеет происходящая прямо на наших глазах транспортная революция» (Тимур Башкаев, руководитель архитектурного бюро «АБТБ»).

Следующая примета >>>

Мировой стандарт мобильного интернета GSM для сетей 2G-поколения был зарегистрирован в 1991 году. В России он появился в конце 1990-х годов, но резкий скачок в развитии сетей был связан с лавинообразным ростом числа смартфонов в конце 2000-х. В 2019 году, по данным исследовательской компании GfK, число пользователей мобильного интернета в России составило почти 55 млн — 61% от общего числа интернет-пользователей.

Важная примета времени — стремительный рост аудитории пользователей mobile only — тех, кто пользуется только мобильным доступом. За год их стало вдвое больше, сегодня их доля в России— 35%. При этом цена мегабайта у нас остается одной из самых низких в мире: страна находится на втором месте в мире по стоимости мобильного интернета после Индии, но по скорости и качеству передачи сигнала она сравнима со странами Европы и США.

Общение с каждым годом все больше перетекает в интернет: в то время как доход операторов от звонков и смс-сообщений стремительно снижается, драйвером роста выручки для них становится именно мобильный трафик интернета. Чтобы обеспечить этот рост, мобильные операторы по всему миру начинают тестировать сети нового поколения. Во время чемпионата мира по футболу в 2018 году «Мегафон» провел первую в России прямую трансляцию футбольного матча с использованием технологии 5G, а летом 2019 года точки для тестирования сетей нового поколения уже появились у операторов МТС и Tele2.

Однако запустить полноценную коммерческую сеть 5G ранее 2022–2023 года операторам вряд ли удастся: по оценке Сбербанка, строительство инфраструктуры в России займет несколько лет и обойдется операторам в 400 млрд рублей.

Факт: В Москве работает более 2000 точек беспроводного Интернета, при этом мобильный Интернет обходится москвичам в восемь раз дешевле, чем жителям Нью-Йорка.

Цитата: «Wi-Fi умрет очень скоро. Он уже умирает. Мы видим большой рост потребления LTE в тех местах, где было бы ожидаемо видеть потребление через Wi-Fi. Я полагаю, что 5G будет влиять на поведение пользователей, когда люди не будут пользоваться Wi-Fi, домашними сетями и всем остальным. Они все будут хуже, чем хороший 4G и 5G» (Василь Лацанич, гендиректор «Вымпелкома», «Ведомости», 16 апреля 2018 года).

Следующая примета >>>

Трудно представить, что еще в 2009 году такси можно было или поймать на обочине дороги, или вызвать, позвонив диспетчеру таксопарка. Единственным средством автоматизации был тогда сервис «Таксовик» — поисковик по многочисленным столичным службам такси. Перемены начались осенью 2011 года, когда в России появился первый сервис, упростивший вызов «мотора», — «Яндекс.Такси». Приложение Gett от израильской компании Gettaxi вышло на рынок в 2012 году, американский Uber пришел позже всех, в 2013 году.

У всех трех агрегаторов такси были схожие черты, но были и отличия. «Яндекс.Такси» сотрудничал с автопарками, а Gett и Uber — не только с ними, но и с водителями-одиночками. Бизнес-схема каждого предполагала, что они получают с автопарков и водителей комиссию: у «Яндекс.Такси» было 8% без НДС с выручки автопарков, у Gett — 15%, Uber цифры не раскрывал, но в 2018-м пресс-служба признала, что комиссия составляла 20%.

В каждой компании действует система контроля качества работы водителей — оперативный сбор отзывов, из которых формируется рейтинг. В «Яндекс.Такси» он выводился из оценки за вступительный экзамен, в Gett водителю нужно после экзамена набрать очки, в Uber изначально выдавался максимальный рейтинг из пяти звезд, который нельзя потерять. Во всех компаниях от рейтинга зависят заработки — доступ к выгодным поездкам в аэропорт, как у Gett, или дополнительные деньги за каждую поездку, как у Uber.

Но демпинг и субсидирование поездок для завоевания рыночной доли оказались для Uber фатальными — на ряде рынков ему пришлось вступать в партнерство с местными операторами. В России его партнером стал «Яндекс.Такси», получивший контрольный пакет в объединенной компании. В 2017 году они договорились объединить бизнес в России и пяти станах СНГ: Казахстане, Белоруссии, Азербайджане, Армении и Грузии.

В том же 2017-м на рынок вышел еще один, «непрофильный» игрок  —  Mail.ru Group, инвестировавшая в столичную компанию «Ситимобил» и региональную «Везет». Гендиректор холдинга Борис Добродеев уверял, что в середине 2018 года по количеству заказов «Ситимобил» стал вторым игроком в Москве.

Основные игроки: «Яндекс.Такси» (совместная компания с Uber), Gett, «Ситимобил»

Факт: Россиянам, которые проезжают меньше 5388 км в год, ездить на такси дешевле, чем купить личный автомобиль, утверждается в исследовании банка HSBC.

Следующая примета >>>

В конце 1990-х трудно было представить, что финансовые услуги — кредиты, депозиты, страхование — могут быть доступны где-то, кроме отделений банка. Первые мобильные технологии появились как раз тогда, но они были очень скромными и ограничивались получением смс о состоянии счета.

Через 10 лет ситуация улучшилась, но не сильно. Уже появились смартфоны, но приложения банков были простыми и позволяли лишь следить за состоянием счета, искать отделения банка на карте и совершать шаблонные переводы. Если же возникали проблемы, нужно было идти в отделение.

Через еще 10 лет мир преобразился. Сейчас мобильные приложения — это целый мини-банк в телефоне, где можно покупать билеты в кино и театр, инвестировать на фондовом рынке, оплачивать штрафы и заказывать справки. Вместо походов в банк — чат с сотрудником банка или искусственным интеллектом или разговор с голосовым помощником.

В России мобильными приложениями банков пользуются около трети граждан. Это много, хотя и меньше, чем в Соединенных Штатах или в некоторых странах Европы, где мобильными приложениями, по данным банка ING, пользуется примерно 60–70% населения.

Развитие мобильного банкинга поменяло ландшафт в финансовом секторе. Ставку на мобильные приложения делает, например, Сбербанк, который претендует на звание технологической компании. Через приложение Тинькофф Банк развивает лайфстайл-банкинг — когда банк становится для клиента настоящим финансовым консультантом. 

Мобильный банкинг — это еще и способ борьбы с бедностью, в это верит миллиардер и основатель компании Microsoft Билл Гейтс. Так, по словам Гейтса, мобильное финтех-приложение M-PESA изменило жизнь в Кении. Местным жителям традиционные банковские услуги были недоступны, деньги они держали в кеше, но благодаря запущенному в 2007 году сервису смогли хранить и переводить деньги при помощи мобильного телефона.

«В следующие 15 лет диджитал-банкинг позволит бедным людям лучше контролировать свои средства и изменит их жизни», — говорил Гейтс в 2015 году.

Игроки: в России мобильные приложения есть у большинства банков, но самые продвинутые, судя по рейтингам, у Тинькофф Банка, Сбербанка и Альфа-банка

Факт: 45% россиян, по данным ЦБ, пользуются мобильным и интернет-банкингом.

Цитата: «Нам нужен банкинг, но нам не нужны больше банки. Как вы думаете, когда­нибудь мы сможем открыть банковский счет или получить кредит без физического прихода в банк?» (Билл Гейтс, 1997 год).

Следующая примета >>>

Идея создать компанию по объединению сервисов доставки заказанной через интернет еды родилась у двух предпринимателей за обедом: Левон Оганесян и Анна Шкирина обсуждали возможность сконцентрировать эти услуги на одном сайте. В то время на рынке существовали только специализированные игроки — «Сити Пицца», «ТрансПицца», «Пицца Столица», которые не приняли новичка всерьез.

Основатели компании наняли разработчика — компанию Helix, которая через полгода сделала сайт, арендовали офис в мансарде на Пятницкой, посадили там двух операторов, и год спустя, 1 сентября 2009 года запустили портал www.delivery-club.ru. Изначально они нашли около ста партнеров, которым предложили доставку за комиссию 10%. Первые инвестиции из их собственных средств составили около $500 000.

В 2011 году агрегатор привлек транш инвестиций, примерно $1 млн, от инвестиционного фонда AddVenture. В 2013 году $8 млн в компанию, работавшую уже в 18 городах, инвестировало несколько фондов во главе с Phenomen Ventures, а в июне 2014 года 100% проекта купила немецкая компания FoodPanda. По оценкам, они заплатили за Delivery Club $50 млн. В 2016 году Delivery Club была куплена у FoodPanda холдингом Mail.ru Group за $100 млн.

По оценке «Сбербанк CIB», в 2018 году рыночная доля Delivery Club составляла по числу заказов на московском рынке 46%, а «Яндекс.Еды», созданной в январе 2018 году, — 43 %. Второй лидер появился на основе компании Foodfox, купленной «Яндекс.Такси» в 2017 году. В начале 2019 года о создании такого же сервиса заявил онлайн-ретейлер Ozon.

Основные игроки: Delivery club, «Яндекс.Еда»

Цитата: «Российский рынок доставки еды продолжает стабильно расти, что подтверждает правильность нашего решения выходить в сегмент foodtech» (Дмитрий Гришин, председатель совета директоров Mail.Ru Group).

Следующая примета >>>

Портал федеральных госуслуг впервые заработал в декабре 2009 года, но тогда он лишь давал справочную информацию. Возможность регистрировать учетные записи и, соответственно, заказывать услуги удаленно появилась лишь в апреле 2010 года.

Сейчас через портал госуслуг проводятся сотни миллионов транзакций каждый день. Пользователи могут оформить удаленно сотни услуг, в том числе оплатить штрафы ГИБДД и налоги, подать заявление на регистрацию брака, выдачу российского и заграничного паспортов, записаться к врачу, проверить пенсионные накопления или зарегистрировать автотранспорт. «Но мы понимаем, что еще далеки от того, чтобы выдать гражданам лучший в мире сервис», — заявил в июле «цифровой» вице-премьер Максим Акимов. Президент Владимир Путин с этим согласен. В послании Федеральному собранию в феврале 2019 года он говорил, что все ключевые госуслуги нужно перевести в такой формат, «когда человеку достаточно выслать запрос на необходимую услугу, а остальное система должна сделать самостоятельно, автоматически».

Для этого на портале госуслуг появятся 25 суперсервисов — оцифрованных услуг, сгруппированных по типичным жизненным ситуациям (рождение ребенка, оформление ДТП по европротоколу, получение пенсий и т. д.). Например, суперсервис «Рождение ребенка» сводит к 15 минутам оформление документов и выплат, на которое уходит до 12 личных визитов в госорганы или двух-трех — в МФЦ, 10 заявлений на бумаге. «В этот раз мы хотим сделать не так, как удобно нам, а так, как удобно людям», — пообещал вице-премьер. Разработкой занимается дочерняя компания «Ростелекома» — «РТ Лабс». В работе участвуют специалисты Сбербанка, «Яндекса», Mail.ru Group и других IT-компаний.

Факт: Всего на портале Госуслуг доступно более 330 электронных услуг и сервисов. В топ-5 самых популярных услуг вошли проверка электронного дневника школьника, поиск и оплата штрафов ГИБДД, АМПП и МАДИ, прием показаний приборов учета воды, получение информации о посещении образовательных учреждений и питании, поиск такси.

Цитата: «Часто поход за госуслугами начинается  в цифровом виде, а заканчивается в обычном бумажном» (Максим Акимов, вице-премьер, 31 июля 2019 года).

Следующая примета >>>

Возможность взять в аренду автомобиль на несколько минут появилась в России в 2012 году, когда в Москве заработал каршеринг компании AnyTime, а в Санкт-Петербурге Street Car. Обе компании не дожили до наших дней (первую поглотил «Делимобиль» в 2018-м, а вторая закрылась в 2015-м).

Сегодня старейший игрок на рынке —  YouDrive, который работает в Москве с лета 2015 года. Совладелец и гендиректор компании Борис Голиков начал с партнерами реализовывать идеи американского каршерингового оператора Zipcar в Москве с десятком машин Skoda (сейчас у компании 1500 машин).

В сентябре 2015-го в Москве запустился каршеринг от «Делимобиля», через год заработала BelkaCar, в 2017–2018 годах к ним присоединились еще 11 компаний, среди них и сегодняшний лидер по автопарку «Яндекс.Драйв» (6500 машин в декабре 2018-го). В 2018 году в московском каршеринге работало 16 500 автомобилей, число поездок за год увеличилось в 3,5 раза, до 23 млн. Летом 2019 года каршеринговый парк российской столицы насчитывал 23 500 автомобилей. Аналитики PwC считают, что в ближайшие два-три года число каршеринговых машин в Москве вырастет до 30 000 — это станет точкой насыщения, после чего новые игроки уже не смогут составить конкуренцию ведущим операторам.

Этот рынок вряд ли вырос бы без поддержки московского правительства. Льготная плата за парковку для каршерингового автомобиля составляет 60 000 рублей на три года. Также Москва возмещает каршеринговым компаниям часть затрат по уплате процентов по кредитам и лизингу при закупках автомобилей. Столичные чиновники уверены, что каршеринг помогает разгрузить столичные улицы: якобы один каршеринговый автомобиль заменяет 15 личных. При этом Москва занимает первое место в списке 220 городов мира с самыми большими пробками (2018 Global Traffic Scorecard).

Каршеринговые компании, отладив технологии в Москве, осваивают новые регионы (летом 2019-го каршеринг работал в 18 городах России) и обрастают услугами: мобильными заправками, прокатом самокатов, скутеров и даже катера — летом его в тестовом режиме начали сдавать в почасовую аренду YouDrive.

Факт: Аналитики JPMorgan считают московский рынок каршеринга одним из наиболее быстроразвивающихся в мире. За первое полугодие 2019 года каршеринговые автомобили арендовали 24 млн раз — на миллион раз больше, чем за весь 2018 год.

Цитата: «У нас возникла идея еще об одном проекте, который условно можно назвать «народный каршеринг». В мире ведутся проработки этой новой идеи, когда сам гражданин может по типу каршеринга сдавать в течение дня свою машину» (Сергей Собянин, мэр Москвы, август 2018 года).

Следующая примета >>>

Самое первое видео на YouTube было загружено в апреле 2005 года, а сегодня это второй по посещаемости сайт в мире. Видеосервисы плотно стали проникать в жизни людей вместе с интернетом. Сегодня на игровой стриминговый сервис Twitch ежедневно заходят более 15 млн пользователей, число платных подписчиков онлайн-кинотеатра Netflix достигло 139 млн.

В России к началу 2019 года число интернет-пользователей старше 16 лет, по данным исследовательской компании Gfk, превысило 90 млн. Почти половина активной аудитории Рунета, 44%, смотрят стримы или стримят сами, говорится в отчете платформы DonationAlerts (принадлежит Mail.ru Group). При этом стримы сегодня — это трансляция не только игр, но и концертов, мероприятий, просто событий из повседневной жизни пользователей интернета.

Влияние видеоблогеров стало настолько весомым, что их деятельностью озаботились власти. В 2017 году видеоблогер Саша Спилберг выступала на парламентских слушаниях, посвященных молодежной политике, где призвала депутатов «стать прозрачнее». А спикер Госдумы Вячеслав Володин в ответ на инициативу депутата ЛДПР Василия Власова повысить цитируемость с помощью блогеров заявил, что депутатам это не по карману.

Традиционные медиа также обратили внимание на рынок инфлюенсеров, который притягивает все больше маркетинговых бюджетов крупных компаний. В июле 2019 года «Национальная медиа группа» купила 50% блогерского агентства Hype Agency, на которое подписаны 45 блогеров, снимающих видео о красоте, играх, моде, феминизме, путешествиях и др. Аудитория каждого из них в YouTube и Instagram от 50 000 до 3,5 млн подписчиков.

Факт: Каждую минуту на YouTube загружается более 500 часов контента. Это 30 000 часов в час и 720 000 часов в день.

Цитата: «Видеоблогеры сейчас — это в том числе и бизнес, и многие из них зарабатывают так много <…> Вашей зарплаты не хватит, чтобы поработать и неделю с ними» (спикер Госдумы Вячеслав Володин депутатам о видеоблогерах, 14 июня 2017 года).

Следующая примета >>>

Кто не сталкивался с необходимостью мелкого ремонта в квартире или помощи в изучении иностранного языка? Рынок предлагал решения, даже когда официально никакого рынка не было. А когда его признали, газеты вроде «Из рук в руки» стали с настойчивостью свах сводить мастеров с клиентами. Интернет подхватил эстафету, сократив путь «мужей на час» к потребителям. Агрегаторы появились позже, но и они не сразу разглядели свою выгоду.

Например, создатели сервиса YouDo, который появился в 2009 году, поначалу называли между собой свою компанию «биржей дурацких поручений». Она организовывала, к примеру, конкурсы поедания лимонов или рисования смешных автопортретов. Основатели потратили два года и $1 млн, пока не заметили, что у их аудитории, составлявшей уже около 1 млн человек, стали появляться очень приземленные заказы: прибить полку, выгулять собаку, отвезти родственникам посылку. В 2012-м YouDo перенастроили. Через год набирать мастеров по ремонту и домашнему сервису стал портал Profi.ru, и тогда же предложения бытовых услуг появились на Avito.

В 2014 году команда «Яндекса» заметила, что запросы о бытовых услугах встречаются в среднем 3,3 млн раз в месяц, из них 600 000  из Москвы. В компании решили создать агрегатор агрегаторов, объединив уже существующие сервисы, такие как YouDo, Profi.ru, «Грузовичкофф», «Домовенок», «Центр услуг 007» и другие юридические лица, объединившие примерно 20 000 исполнителей заказов, физлиц. Тем не менее через год «Яндексу» пришлось закрыть свой сервис потому, что, как решили в компании, создание лояльной базы потребителей потребовало бы слишком много времени. В 2018 году поисковик повторил попытку на другой основе: его сервис «Яндекс.Услуги» стал работать не столько с компаниями-партнерами, как предшественник, а напрямую с исполнителями.

2019 год показал, что крупные ремонтные компании, даже имеющие собственные агрегаторы, проигрывают рынок индивидуальным умельцам. Например, МТС, запустившему сервис по ремонту бытовой техники, уборке помещений и другим услугам, пришлось через полгода его закрыть: конкурировать с найденными через поиск мастерами оказалось невозможно.

Основные игроки: «Яндекс.Услуги», Avito, YouDo, Profi.ru

Факт: На Avito число запросов контактов по объявлениям в разделе услуг за 2018 год выросло на 20%, с 75 млн до 90 млн

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.